Хан Улан и Бахар

Литературные опыты участников форума

Модератор: Analogopotom

Хан Улан и Бахар

Сообщение Гость » 06 мар 2009, 15:34

http://www.stihi.ru/2007/07/21-980 :wink:

Хан Улан и Бахар
Вячеслав Збарацкий


СКАЗКА

…Песок и сталь, гнев и любовь,
Кольчуги звон, завет богов,
Дороги пыль и рабства стон,
Хромой Тимур - небес поклон.
Богатства прах, покой и мир,
Неволи гнёт - Тимур эмир!..

…Кеш-Барула улус стоит,
Сквозь дымку мглы на степь глядит,
В горах высоких за туманом,
Там, где луга цветут дурманом,
Жил Хан-Улан пособник Бога.
Богат был - злата было много,
И славен был его улус,
Пускай был юн, но был не трус.
Имел табун коней булатных,
Да воинов в помощь сильных-статных.
Его улус боялись все:
Платили дань, раз в год к весне,
Баранов, пополняя стадо,
А кто не мог, так и не надо,
Неймущих Хан-Улан щадил,
И даже стол для них рядил,
Всех бедных щедро угощал,
И недоплаты им прощал.
Спокойное - войны не время,
Он отдавал, пришпорив стремя,
Охоте на газелей стройных.
Набрав в попутчики достойных,
Умчавшись вихрем на равнину,
Пускал он стрелы метко в спину
Газелям быстрым стройноногим.
Ну, а обратною дорогой,
Давал он пир на радость бедным,
Рукою щедрой и невредной,
Всех приглашал - друзей, соседей,
И тех, кто просто мимо едет.
Всех угощал гостеприимно.
Народ он свой любил. Взаимно,
Любил его весь мирный люд,
Не только за подачу блюд,
А за отвагу и радушье,
За смелость и великодушье,
За честность, доблесть и весёлость,
Любили все в округе сёла.
...В улусе жил святой колдун
Советчик хана - Мангытун.
Ему родители Улана,
Доверив воспитанье хана,
Шестнадцать лет, те, что прошли,
Дитём в шатер его внесли.
Шестнадцать лет прошло как день,
Шестнадцать лет – учений тень,
И рос Улан в добре и славе,
Твердыню веры рьяно славя.
Умён, покладист и радушен,
Силён, приветлив и послушен,
Горд, справедлив, весёл и смел,
Собою радуя удел.
Улус от мала до велика,
Покорством хану разнолико,
Дань уваженья отдавал,
Его владыкой признавал.
...Семь дней отдав себя охоте,
Друзей своих придав заботе.
Под их послушный тихий ропот,
Улан, неся по степи топот,
Прознав - кто ловок, а кто трус,
Поднялся в горы в свой улус.
- Где Мангытун, мой покровитель?
Где наш колдун и мой учитель?
- В улусе нет его неделю!
Мы все глаза уж проглядели,
Баранов стадо и табун
Увёл с собою наш колдун.
- Зачем?
- Того он не сказал,
Вниз на равнину ускакал…
…Настал закат, колдун вернулся,
На небе месяц встрепенулся,
Сверкнули звёзды в вышине,
Притихли рыбы в глубине,
Покорно расступились скалы,
Цикад жужжанье перестало,
Пред Мангытуном путь стеля,
Притихла рыхлая земля.
Улан навстречу поскакал,
И в радости его обнял.
- Устал, учитель мой любимый,
Степей ветров домой гонимый?
- Да, мальчик мой, Улан, устал,
Табун и стадо отгонял.
- Зачем тебе табун и стадо?
- Узнаешь, когда будет надо.
Узнаешь все - уже недолго,
Сегодня, ночь наступит только,
Завесу тайн тебе раскрою,
Небес святой завет открою.
- Завесу тайн!? О, Мангытун,
Скорей же, мой святой колдун!
- Я стар уже, о, Хан-Улан,
И мучаясь от старых ран,
Могу я скоро умереть,
Но перед этим, посмотреть
Я должен сына твоего,
И к небесам поднять его.
Есть неба тайное заклятье,
Благословенье - не проклятье.
Чрез двадцать лет в поход великий,
Твой взрослый сын - священноликий,
На покорение вселенной,
Добро лишь сея вожделенно,
Любовь, сравнив с войной искусства,
Пойдёт из нашего улуса.
Начнёт он здесь свои походы,
В завоеваниях народов,
Великих войн - великий воин,
Небес - почтения достоин.
Воюя с миром неустанно,
Даря свободу непрестанно,
С мечом полмира покорит,
И много подвигов свершит.
- Да что ты! Что ты, Мангытун!
Какие подвиги, колдун?
- Кара-Юсуф - туркмен правитель
Песков и гор большой воитель,
Пред ним положит лук и меч,
Чтоб от позора честь сберечь.
- О чём ты говоришь, учитель?
Кара-Юсуф? Большой правитель?
Откуда, то тебе известно?
- Верь мне, Улан, скажу я честно,
Аж до мамлюков злобных с Нила
Докатится Тимура сила!
- Тимура - ты сказал? Постой!
Тимур, а это кто такой?
- Твой сын, добрейший Хан-Улан,
Он покорит десятки стран.
Да, Хан-Улан! Тимур - твой сын,
Грядущий мира властелин!
Что часто мне ночами снится,
Через два года он родится.
- Через два года?! Сказка это!..
...- И покорит потом полсвета!
Улус презренный Чаготая,
Османов-турков выметая,
Пройдёт по миру он походом,
Аж от заката до восхода.
Огонь и лёд, мёд и алмаз,
Бронь черепах, орлиный глаз,
Верблюжья шерсть и конский пот
Спасут от множества невзгод!
Да багровей клинок-булат!
Ему, в честь доблестных наград,
Орда покорно покорится!
Иран и Индия склонится!
Подвластно будет всё ему,
Тимуру - сыну твоему!
За то, что счастье и свободу,
Им дал, напишут все народы,
На мавзолее Гур-Ямир,
Улана сын – Тимур эмир!!!
Потом, Улан, твой внук Омар,
И правнук твой Абу-Бакар,
Тебе в Хорезме храм поставят,
И на века тебя прославят!
И полетит Тимура слава,
Кеш-Барула, улус наш славя.
О нём, - добавил Мангытун, -
- напишет внук мой Ибн Халдун,
Что две весны назад родился.
Я жду, чтоб ты скорей женился.
- Ха-ха, учитель, две весны?!
Забудь ты этих сказок сны,
Ты, Мангытун, сказал - жениться?!
Дай мне охотой насладиться,
И доблесть дай побед узнать,
Тебе же - рано умирать.
Не нужно мне жены, учитель,
Я не хочу, мой покровитель,
Всего мне лишь шестнадцать лет,
Да и достойных девок нет
У нас в улусе, и в соседних,
Уж разобрали всех последних.
Да и потом - за ней смотреть,
Себя в улусе запереть,
И доблесть в памяти стереть.
Да лучше вовсе умереть,
На поле брани, иль в охоте,
Не бременя себя заботой.
- Мой милый мальчик, Хан-Улан,
Не знать тебе великих стран,
Не знать тебе больших походов,
Не покорять тебе народов,
А выполнять в родном улусе,
Небес послание. Искусно
Растить лишь сына своего,
Не зная больше ничего.
В добре и ласке, и в заботе,
Любви, ученьях и почёте.
- Всё это сказки, Мангытун,
Тебе не верю, мой колдун!
Я не могу забыть охоты,
И не могу принять заботы
И жизнь свою обременить,
Себя на веке захронить!
- Улан, послушай, мальчик мой,
Клянусь своей я головой,
Иль ты погибнешь в страшных муках,
Небес, накликав гнева руку,
Иль сделаешь как я велю,
Ты знаешь, я тебя люблю,
Но я не в силах тут решать,
Небес желанию мешать.
В заботе, ласке и добре,
В алмазах, злате, серебре,
Твой сын Тимур, быть взращен должен,
На то небес зарок наложен.
- Ну что ж, согласен я, колдун,
Небес посланник – Мангытун!
- Мой мальчик, что бы ты хотел,
Жену какую, в свой надел,
И в свой шатёр, внести тогда?
Одну! Запомни, на года!
Одну, Улан, одну - неболе!
И с ней одной по доброй воле,
Познав любовь и счастья море,
С одной! и в радости и в горе,
Прожить тебе семнадцать лет.
Готов? Дай мне скорей ответ?
- Готов, колдун, в любви и вере
Прожить с одной женой, поверь мне!
- Тогда скажи, какую хочешь,
Чтоб вместе быть с ней дни и ночи?
- Такую, Мынгытун, хотел я,
Чтоб взгляд её был словно стрелы,
Бег как у лани, стан газели,
Глаза - искрой в ночи горели!
А голос чтоб - был как родник,
Спокоен, сладок каждый миг,
Чтоб кротко ниц смотрела вниз,
И чтоб стройна, как кипарис,
Чтоб молчалива и пристойна,
Такая лишь меня достойна.
- Такая есть. Зовут Бахар.
Весна - на языке татар.
Там где пески со степью бьются,
Её отца знамена вьются,
В шатрах его - богатств как хлеба,
Дворцы его - достойны неба,
Её отец - великий воин…
- Ты что! Её я не достоин!
Мне до неё, как до Луны,
Забудь мечты благие сны.
- Знай, Хан-Улан, она твоя!
И эту тайну знаю я,
Предначертанием молитв,
Тимура отраженьем битв,
В истории небес широких,
И в памяти людей далёких.
Живёт она - пять дней пути,
Но незачем туда идти,
Она сама сюда прибудет,
Сама проситься замуж будет.
И в браке с этою Бахар,
Что шаха дочь - степных татар,
Твой сын Тимур в любви родится,
И полной чашей насладится,
Как странник после дня в пути,
Кому в жаре песков идти,
Весь день случилось. Жажды муку,
Спустив в родник прозрачный руку,
Водой прохладной утолит,
Он так - полмира покорит.
- Послушай, друг мой, Мангытун,
Я знаю, ты большой колдун,
И знают все, что ты мыслитель,
Но знать, что мира покоритель,
Рожденья здесь оставит тень,
В предсказанный тобою день?!
- Улан, мой мальчик, верь мне свято,
В рожденья день на небе пятна
Из черной крови расплывутся,
И злые силы уберутся.
Порок и алчность презирая,
Зло во вселенной убирая,
Твой сын Тимур всех победит,
И мир от зла освободит!
По завоёванной земле,
Промчится он в своём седле,
Руками счастья и свободы
Внесут его на трон народы!!!
Ну, а пока он мал и слаб,
Ты, Хан-Улан, как зоркий раб,
Оберегать Тимура должен,
Небес зарок на то наложен.
- Зарок, покорно принимая,
Небес святых - мольбам внимая,
Оберегать, учитель славный,
И днем и ночью неустанно
Я буду сына своего,
На миг, глаз не сводя с него.
Клянусь, посланник доброй воли,
Пророчество приемля, коли,
Добру полмира покорится,
В любви и ласке он родится.
Согласен ждать я много лет,
Сей тайны не раскрыв секрет.
- Тогда мой верный юный хан,
Отец Тимура - Хан-Улан,
Через два года что родится,
Чрез сорок дней тебе женится.
Мечтой, терпеньем и добром,
Любовью, счастья серебром,
Тебе с красавицей женой,
Советы тайн, держа со мной,
Завесой быт свой закрывая,
Растить Тимура - охраняя!..
А я скорей пойду в свой стан,
Нашлю с небес густой туман,
Чтоб молоком он непроглядным
К улусу путь закрыл нещадно.
- К улусу путь? О Мангытун,
Зачем? Ответь мне, друг-колдун?
- Узнаешь позже, мальчик мой,
Сейчас иди, ступай домой.
Спеши, Улан, в шатер свой белый,
Последний день душой и телом,
В шатре своем ты господин,
Последний день ты в нём один.
Сейчас смотри, хан юный, вниз,
Где скал кончается карниз,
Погони пыль из-под копыт
Зловещим облаком летит!
- Какая пыль? Какие кони?
Ответь, колдун, что за погоня?
- Батуры мимо проезжают,
Везут наложниц из Китая,
Спасаясь в горы от погони,
К тебе в улус уж мчат их кони…
…- Хан молодой, радушный, здравствуй!
Улус твой славен! Много счастья
Желаем мы твоей земле!
Мы сорок дней уже в седле,
Коней мы гнали от заставы
Стены Великой переправы,
Спасаясь от большой погони,
Устали мы, устали кони,
Три дня позволь нам отдохнуть,
А после мы продолжим путь.
- Гостями будьте, багатуры,
Лихих Степей ночи батуры,
Радушен наш улус к гостям,
Вот достархан, мы рады вам,
Здесь отдохнёте вы с дороги…
- Туман к улусу все пороги
Прикрыл белёсой пеленой,
Тропы не видно ни одной,
Нас заслонил он от погони.
Перепугались вражьи кони
Идти в тумане непроглядном,
И, повернули вниз обратно.
Свою погоню прекратив,
Тем самым дали нам уйти.
- На всё на свете воля Божья,
На всё небес зарок наложен,
Я Мангытун, колдун улуса,
Скажите, коли вы не трусы,
Что за трофеи вы везёте?
Либо позор в улус несёте?
- О, Мангытун! О, Хан-Улан,
В одной из близлежащих стран
Напали мы на шаха стан,
Шелка шатров, узрев в кустах.
А там, всего одна девица,
Приехав на охоту с птицей,
Послала свиту ко дворцу
Она. Чтоб передать отцу,
Что птица отлетела к горю,
Сама ж осталась, чтобы вскоре,
Возможно, птицу воротить,
И гнев отцовский охладить.
- А что за птица то была?
- Дика, когтиста и бела,
Баранов стадо и табун,
Шесть дней назад один колдун
Отдал ловцам из Семиречья.
И вот пять дней назад, под вечер,
Её в стан шаха привезли,
И в дар ему преподнесли.
Шах, славя птицу до небес,
Поставил золотой навес,
Куда её он посадил,
А дочь свою предупредил,
Чтоб в поле птицу не брала,
Коль та ученья не прошла.
А дочь его, Бахар-принцесса,
Забрав её из-под навеса,
Чтоб птицы силу испытать,
В степи полет её познать,
Умчалась на охоту в поле,
Ослушавшись отцовской воли.
А мы, прокравшись осторожно,
И завладев шатром дорожным,
Её пленили и связали,
И как залог с собой забрали.
Две сотни дорогих коней
Получим мы в один из дней,
За шаха дочь - Бахар-принцессу!
Иль золота мешок по весу
Запросим выкуп за неё!
Мы так не отдадим её...
…Прослушав всё, колдун ушел,
К ущелью тихо подошёл,
Как тень стрелы к камням метнулся,
И горным барсом обернулся.
А Хан-Улан гостеприимно
С гостями торг ведёт взаимный.
- Продайте мне Бахар-принцессу,
Отдам вам золота по весу,
Отдам вам всех своих коней,
Её прислали боги мне.
Ей дальше незачем идти,
Бахар-ханум - конец пути!
В Кеш-Барула улусе нашем,
Лишь здесь испить ей жизни чашу.
- Тогда, за золото бери,
Но только, Хан-Улан, смотри,
Её отец погоней мчится,
И местью жаждет насладиться.
Туман нас спас в ущелье Кеш,
Закрыв собой улуса брешь.
Её в шатёр твой понесли,
В тот, что белеет там вдали.
...Вскочил Улан в большой шатер,
Откинул шелковый ковер,
А там! Глаза горят агатом,
Как сталь, в ночи мелькнув закатом,
Изгиб бровей тугого лука,
Коса как смоль - длиною в руку.
- Купил меня обманом, хан,
Не мил мне твой высокий стан,
Не мил улус Кеш-Барула,
Сбегу отсюда до светла!
Домой сама!
- Беги, пожалуйста,
Насильно не навяжешь счастья,
Учитель говорил мне часто,
Насилие - в семье ненастье.
По доброй воле ты нужна,
А нет, беги домой одна!..
…Шагов пятнадцать пробежала,
И как ужаленная встала,
Из темноты рык барса слышен,
К шатру пятнистый призрак вышел!
Испуг! Назад в шатёр вскочила,
В объятья к хану угодила,
Дрожа, прижалась как дитя,
Под ноги кротко вниз глядя.
Обнял, прижал к себе, жалея,
Своим дыханьем руки грея.
- Зачем дрожит твой гордый стан?
- Там барс, о добрый Хан-Улан.
- Я здесь с тобой, Бахар, не бойся,
За жизнь свою не беспокойся,
Я за тебя теперь готов,
Сразиться с тысячей врагов!
Тебя, Бахар, я не обижу,
В тебе судьбу свою я вижу,
Нужна мне только ты одна,
Нежна, прекрасна и стройна,
Всю жизнь прожить вдвоём с тобой,
Нам предначертано судьбой,
В любви, Бахар-ханум, и в вере,
Вдвоём, с тобой одной, поверь мне!
Через два года утром хмурым,
Родишь ты нашего Тимура,
В алмазах, злате-серебре,
Любви, почёте и добре…
..Рассвет зажёгся серебром,
Белея войлочным шатром.
Туман рассеялся к утру,
Ковыль лаская на ветру.
Как только в небе рассвело,
К улусу войско подошло.
- Эй, Хан-Улан!! Эй, Мангытун!!!
Верни мне дочь, о, злой колдун!
Я шах Сапар - отец Бахар,
Великий шах степных татар,
От гор одних за облаками,
До гор других, что за песками!!!
Эй, трепещи Кеш-Барула,
Сейчас сожгу тебя дотла!!!
В ущелье встав, пять тысяч копий,
Разрушить твердь алмазных копий,
Мечом как гневом я готов…
…Но Мангытун к тому готов.
Баранье сердце, волчье ухо,
Клок из крыла павлина пуха,
В своём шатре колдун колдует!
С огнём вокруг котла танцует!
С молитвой бросил глаз шакала,
И вдруг, обрушивает скалы,
На воинов шаха, вниз в ущелье,
Их, загоняя камнем в щели.
Но тут Бахар прильнув к Улану,
Нарушив Мангытуна планы,
Взмолилась, магии переча,
К Улану, обращая речи.
- Спаси его, прошу, Улан,
Не убивай, о, добрый хан,
Он мой отец, и нет роднее!
Я же, согласна стать твоею!
Останови ты колдуна,
Чтоб скал не рушилась стена.
- Эй, Мангытун, - Улан вскричал, -
- не нужно рушить острых скал!
Да будет жив, пускай Сапар,
Великий шах степных татар.
- Как пожелаешь, Хан-Улан,
Сейчас исполню, добрый хан.
Пихнув кошму своей ногой,
Колдун плеснул воды в огонь.
Покорно скалы расступились,
Из тьмы вдруг солнцем осветились.
Сам Мангытун вниз поскакал,
Навстречу шаха - злым войскам.
В шатре большом, он и Сапар,
Великий шах степных татар,
Совет держа, вели беседу.
Полдня прошло …Вдруг, вместе едут,
Колдун, а с ним отец Бахар,
Великий шах степных татар,
От гор одних за облаками,
До гор других, что за песками.
Вражды, засунув в ножны меч,
Промолвил, - Хан, тебе беречь
Всю жизнь, Бахар я завещаю,
И дерзость я тебе прощаю.
Всё рассказал мне твой колдун,
Небес посланник Мангытун.
Бахар, ты хочешь в жёны взять?
Дай обниму тебя, мой зять!
В час предначертанный - Тимура,
Сапара внука – багатура,
Когда на радость здесь родите,
Вы, к небесам приподнимите.
Улус твой, хан, оберегая,
От всяких бед остерегая,
Дозор вокруг Кеш-Барула,
Я от светла и до светла,
Здесь на года тебе поставлю,
Великий путь Тимура славя,
Да воспоют его народы…
… В любви, как в снах прошло два года.
С лучом восхода Солнца белым,
Для подвигов великих – смелых,
В любви и почестях рождённый,
Небес наказом окрылённый,
Воитель мира - хан Тимур,
На ложе из тигровых шкур,
Рукой Бахар, жены Улана,
Положен был. Чтоб неустанно,
Семнадцать лет не зная горя
Расти. Но вдруг, на небе вскоре,
Большие пятна черной крови,
Заволокли рассвет багровый,
Затмив свет солнца, ночь родили,
Но светлый блеск её пробил! И,
Вниз знаменьем многолетним,
Лучом небесным яркосветным,
Шатёр Улана осветился,
Где в этот час Тимур родился.

Семнадцать лет - гнев и любовь,
Огонь и снег, добро и боль,
Мечи и стрелы, пекло-холод,
Весна и осень, месяц молод,
Закат затух, уже рассвет…
Как день прошли семнадцать лет.
И закалив булата сталь,
Дитя Тимур - батуром стал.
- О, мать Бахар, отец Улан,
И Мангытун - теперь я хан!
Меня вы в путь благословите,
И цель похода назовите.
- Ступай, Тимур, великий странник,
Начни свой путь, небес посланник!
Будь справедлив, великодушен,
К тем покорённым кто послушен.
Будь беспощаден к тем народам,
Что не хотят принять свободу.
Врагов своих ты уважай,
Кто побеждён, не унижай.
Ступай, Тимур, немедля в путь,
И наставленья не забудь.
Пред титулом Тимур-эмир,
Покорно приклонится мир,
К ногам твоим, пророча битвы.
Мы ж, небесам отдав молитвы,
В пески Египта, Ибн Халдуну,
Святому внуку Мангытуна,
Послание пошлём во снах,
Чтоб на века воспел в стихах,
Бахар, не знавшую обмана,
Любовь и верность Хан-Улана,
Что в ласке и любви, как в вере,
Тебя, Тимур, взрастить сумели.
Воспет будь блеск твоих побед,
Да защитят пускай от бед,
Все небеса и все святые,
Твои походы золотые!..
Чтоб покорил ты целый мир!
Вперед же, наш Тимур-эмир!!..

…Пески стоят - века прошли,
Мзды боль - правители пришли.
Запрет и страх, кровь и обман,
Потоки слёз, речей дурман,
Интриги плоть, у власти трусы.
Кеш-Барула – мираж улуса,
Любви и веры сотни лет,
В барханах затерялся след.
Мечта прозрачна, одинока,
Забвенья мгла - позор порока.
Забыта верность, благородство,
Подобострастное уродство
Уж правит миром с давних дней,
Забыв любовь, а вместе с ней,
Забыв про милость, щедрость, честь,
Но, не придав забвенью лесть.
По настоянию владык,
Тимура блеск забывших вмиг,
Стереть из памяти народов,
То, как Тимур дарил свободу.
Но помнить свято люди будут,
И никогда не позабудут,
Как от заката до восхода,
Тимура в боевых походах,
Любовь и гнев сопровождали,
От гнета мир освобождая…
…То ненавистно властелинам,
Как в горле ком дорожной глины,
Забыв Бахар и Хан-Улана,
Лишь только кровь на Тамерлане,
И эхо доблестных побед,
А вот любви не виден след…

Лестер-2005.

(Из "Не скажу")
Гость
 

Вернуться в Литература

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 2