Любовь

Модератор: Analogopotom

Любовь

Сообщение Юлли » 19 дек 2005, 18:48

ЛЮБОВЬ

Вчера во дворце культуры железнодорожников имени Феликса Дзержинского, на комсомольском собрании, случилась драка. Сразу после лекции о юных годах Ильича председательствующий Лев Косуля вынес на голосование вопрос об исключении из рядов комсомольской организации Батыра Убекова за то, что тот четыре раза подряд пропускал субботники. Случай в нашем городке вопиющий. Проголосовали. Почти все были за исключение, даже Зина. И только двое были против. Первым был сам Батыр, а вторым я.
Я очень люблю Зину, но и Батыра я тоже в беде не бросил. Он — мой друг.
Как только голосование закончилось, все стали ругать Убекова и меня. Даже Зина ругала. Вот тогда то Батыр и подрался с Косулей. Разнимали их долго, что-то кричали о партийной дисциплине и поступках не достойных комсомольцев. Все шумели и были заняты, а я стоял на стуле заднего ряда, и смотрел на активную Зину. Ее я полюбил два месяца назад, летом. Нас познакомил Гоша Зяблик, и я сразу понял, что это любовь.
Тогда в июле Батыр уехал вместе с отцом в Казахстан навестить свою бабушку. Я же остался один и если бы не полюбил Зину, то, наверное, умер бы от скуки. Каждый вечер я приходил к ее дому и садился на скрипучие качели, которые даже при легком покачивании издавали такой душераздирающий звук, что все кошки района обходили их стороной. Так я сидел и ждал, когда она пройдет мимо. И когда это все-таки случалось, я подбегал к ней и всегда спрашивал:
— Как дела, Зина?
— Хорошо, — отвечала обычно она.
— А куда ты идешь?
— По комсомольским делам, — следовал обычный ответ, и на этом мы расставались. Но так длилось не долго. Однажды я не выдержал и признался ей в любви. Сначала она очень серьезно посмотрела на меня, а потом улыбнулась и сказала:
— А если любишь, докажи!
— Как?! — готовый срыть Эверест до основания и выпить стакан серной кислоты, закричал я.
— Вступи в комсомол!
И я согласился, потому что очень любил Зину.
На следующем собрании Лев Косуля лично вручил мне корочки комсомольского билета и со словами "в нашем полку прибыло" пожал мне руку. Все тогда зааплодировали и радостно закричали. А ко мне подошла Зина и сказала, что это самый счастливый день в ее жизни.
Очень скоро мне объяснили, что просто состоять в рядах комсомольской организации и ничего не делать никак нельзя. И мне было дано ответственное задание. Зина со всей серьезностью подошла к моему дебюту на сцене общественной деятельности и строго меня наставляла:
— Сегодня вечером, — говорила она, — ты пойдешь к Елисею Воробьеву, он живет на улице Свердлова, 21 квартира 3. Ему уже 87 лет, и мы держим над ним шефство, приносим ему продукты, покупаем газеты и играем с ним в шахматы. Когда еще был жив Ленин, и шла кровопролитная Гражданская война, он был в самой гуще событий, то есть непосредственным участником.
Последние слова она сказала очень проникновенно, смотря мне прямо в глаза. И деловито поправляя воротник моей рубахи, она продолжала:
— Ты должен будешь порасспросить Елисея Михайловича о тех годах и к следующему собранию подготовить лекцию, в которой расскажешь о негативном влиянии царизма и его политики милитаризма на рабоче-крестьянские массы. Лекцию назовешь "Мечи и орала". Понял?
Я кивнул.
— Вот, возьми, — сказала Зина, протягивая мне пятнадцатикопеечную монету, — купишь товарищу Воробьеву "Правду". А сдачу вернешь в партийную кассу.
После этого она почему-то по-пионерски отсалютовала мне и, повернувшись, ушла. Я тоже отсалютовал ей, но это приветствие вышло уже вдогонку моей любви.
Тем же вечером я отправился к Елисею Михайловичу, не забыв при этом купить по дороге газету. Двери мне открыл щуплый старичок с совершенно седой головой и впалыми щеками.
— Комсомолец? — спросил он, не впуская меня в квартиру и осматривая с ног до головы.
— Комсомолец, — ответил я.
Воробьев немного постоял в молчании и позволил мне, наконец, войти.
— А я Вам газетку принес, "Правду".
— Спасибо внучек, положи на комод.
Я положил газету в указанное место и, пройдя в комнату сел на диван.
— Ну, — глядя на меня прямо в упор, произнес Елисей Михайлович.
— Здравствуйте! Тут, понимаете, какое дело, товарищ Воробьев, — начал я. — Это мое первое партийное задание, я ведь только вчера в комсомол вступил. Вот я и должен узнать у Вас, как Вы воевали за советскую власть в гражданскую войну.
Ожидая хоть какой-нибудь реакции ветерана, я замолчал. Но к тому вопросу, который мне задал Воробьев, я совершенно готов не был.
— В комсомол-то по убеждениям вступил? Или как?
От неожиданности я сказал правду.
— Нет, не по убеждениям. Из-за любви.
— Из-за любви?! — немало удивился Елисей. — Интересно. И как же это?
— Вы понимаете, я Зину полюбил.
— Ну, и что дальше?
— А она сказала, что если я ее действительно люблю, то я должен в комсомол вступить. Ну, я и вступил. А теперь мне задание дали, чтобы я про гражданскую войну и про милитаризм царский лекцию написал. Так что, Елисей Михайлович, расскажите мне, пожалуйста, как Вы в те годы власть советскую защищали.
Старик внимательно выслушал мой монолог и с таким видом будто говорил "а гори оно все огнем" ответил:
— Да, никак я советскую власть не защищал. Даже наоборот. Я в белой армии служил. Я офицер армии барона Врангеля.
У меня тогда даже в глазах потемнело.
— Как же так, — говорю. — Вы что же это, за белых воевали и совсем даже не за красных?
— Точно, за царя батюшку и дрался.
В тот момент я готов был разрыдаться горючими слезами. Партийное задание было на грани срыва. "Так обосраться!", — совсем не по-комсомольски подумал я и, хватаясь за последний шанс, давясь комком вставшим в горле, спросил:
— Ну, а Ленина-то Вы хоть видели?
— Ленина? — переспросил Воробьев. — Нет, Ленина не видел. Берию видел. Мельком совсем. Он по коридору проходил, а я в это время в кабинете на стульчике сидел. В Москве это было, на Лубянке.
— Но как же так, — взмолился я. — Как же мне теперь лекцию написать? Что я Зине скажу?!
— Будет тебе плакать, будет, — успокаивал меня Елисей Михайлович, — это дело поправимое. Вот возьми эту книгу, — он протянул мне увесистый том, — здесь все про гражданскую войну и написано. Есть и глава специальная про негативное влияние царизма. Мне этот талмуд ваши же и подарили. Комсомольцы.
Домой в тот день я летел, как на крыльях. Теперь я точно знал, что обязательно выполню свое задание, и что это понравится Зине. От этого мне было хорошо.
На следующей неделе моя лекция произвела фурор и я даже видел зависть в глазах многих ребят. Для меня же этот день был вдвойне счастливый, потому что из Казахстана приехал мой друг Батыр и тоже вступил в комсомол.
После собрания мы с ним пошли в парк и, спрятавшись в зарослях одного только нам известного куста, долго рассказывали друг другу новости. А потом Батыр достал из кармана лист папиросной бумаги и, развернув, показал мне, что там было завернуто.
— Это что, петрушка? — спросил я.
— Какая же это петрушка, — даже обиделся мой друг. — Это совсем другая, для другого предназначенная трава. Вот смотри… — и с этими словами он очень ловко скрутил из бумаги две папироски.
Батыр чиркнул спичкой, и мы закурили.
— Это что, табак? — опять спросил я.
— Нет, это "смешная трава", — объяснил мне товарищ. — Ты кури давай, затягивайся.
Я затянулся и, поперхнувшись дымом, начал кашлять.
— Что, пробрало? — улыбаясь и похлопывая меня по спине, спросил Батыр.
— Про-бра-ло! — разделяя слоги втягиванием воздуха, выдавил я.
— Кури, кури.
Через несколько минут мы почему-то начали смеяться по самым незначительным поводам. Сначала Батыр смеялся над тем, что мы стали комсомольцами, потом я смеялся над тем, что у него в носке была дырка, а потом нам обоим очень смешной показалась фамилия Льва Косули.
— Ха-ха-ха, — раздавалось из нашего куста по каждому поводу. — Ха-ха-ха, — не умолкали мы до самого позднего вечера.
А утром состоялся субботник. Батыр не пошел на него и остался дома. А я пошел, из-за Зины. В тот день мы на славу потрудились вместе. Я держал большой мешок, а Зина с другими девчонками кидала в него всякий мусор. Труд и вправду облагораживает человека и делает его счастливым. Я тогда это понял точно.
А после потекли обычные комсомольские будни. Ответственных заданий мне больше не давали, зато почти каждую неделю гоняли на субботники и на собрания. И все было хорошо. Я любил Зину, она любила комсомол, и, значит, мы оба были счастливы.
Ведь это же хорошо, когда твой любимый человек счастлив.
Но вот вчера случилась драка. Батыр, громко прокричав что-то на казахском языке, обидевшись, ушел, а я решил проводить Зину. Всю дорогу она ругала меня за несознательность и пыталась привить комсомольские ценности. Когда мы подошли к ее дому, она неожиданно попросила меня подняться к ней и помочь переставить тумбочку, которая уже давно мешала ей подходить к письменному столу. Я согласился и уже готовил приветственные слова для ее родителей, как обнаружил, что их и вовсе нет дома.
— А где твои мама и папа? — спросил я как после того, как тумбочка была переставлена на новое место.
— Папа в командировке, а мама поехала в деревню помогать бабушке.
— И ты, что же, одна останешься?
— Конечно, — удивилась Зина — ведь я уже достаточно взрослая. Вполне самостоятельный человек.
Вот тут-то я и сорвался. Такой она мне в тот момент показалась красивой, что я подошел к ней и поцеловал. Зина даже не знала, что ей ответить. Она стояла посреди комнаты с широко раскрытыми глазами, только и повторяя: Что же ты наделал, Егорка! Что же ты наделал!
А я совсем тогда обезумел. Схватил ее за плечи и на диван повалил. Повалил и махом лишил нас обоих невинности. А она только все повторяла и повторяла одно и то же.
А через некоторое время она встала и со слезами в больших серо-зеленых глазах сказала:
— Нехорошо ты поступил, Егор. Не по-комсомольски.
И действительно, вид у меня был совсем не комсомольский. И мне стало стыдно.
— Извини, — сказал я тогда Зине, — просто я очень сильно тебя люблю.
Но она ничего не ответила, и мне пришлось уйти. А на следующий день, то есть сегодня, мы встретились опять и она, как ни в чем ни бывало, задорно поздоровалась со мной. Так вот мы и живем. Я люблю Зину, она любит комсомол, и мы оба счастливы.
Аватара пользователя
Юлли
Афродита Эвплоя
 
Сообщения: 4152
Зарегистрирован: 21 май 2004, 11:38
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Svet » 20 дек 2005, 05:45

Дмитрий, просто здорово написано! Так просто и стильно одновременно, и время, и люди, и замечательно бессюжетный сюжет - я получила большое удовольствие от Вашего рассказа. Жду поскорее следующий!
Ну, интересно же...
Аватара пользователя
Svet
Логограф
Логограф
 
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 03 сен 2004, 23:36
Откуда: Питер


Вернуться в Дмитрий Разумов aka Porcellus

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1