О русской армии XV - XVI веков

Проблемы развития военного дела
Евразии на рубеже Средневековья и Нового времени. Автор проекта - thor

Модератор: thor

О русской армии XV - XVI веков

Сообщение thor » 28 июн 2006, 14:58

Первый вопрос, которые всегда возникает в этом случае - это вопрос о численности московских ратей эпохи Ивана III. его сына и внука.
Хорошо известно, что для начала XVI в. каких-либо точных данных по этому вопросу нет. Разрядные росписи начала XVI в. дают сведения лишь о количестве воевод, участвовавших в походе, но не о количестве ратников, данные же нарративных источников чрезвычайно различаются между собой. Разброс данных, в зависимости от источников, которые использовали исследователи, составляет от 70-110 тыс. до 200-300 тыс. воинов (Середонин С.М. Известия иностранцев о вооруженных силах Московского государства в конце XVI века. СПб., 1891. С. 3-13; Коротков И.А. Иван Грозный Военная деятельность. М., 1952. С. 26; Чернов А.В. Вооруженные силы Русского государства в XV – XVII вв. С., 1954. С. 33, 94; Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. М. 1960. С. 444-448; Hellie R. Enserfment and Military Change in Muscovy. L., 1971. P. 164, 267 и др.).

Последней попыткой определить хотя приблизительно как общее количество воинов, которыми могли располагать московские государи в начале XVI в., так и приблизительную численность ратей в одном походе, предпринял М.М. Кром (Кром М.М. О численности русского войска в первой половине XVI в. // Российское государство в XIV – XVII вв. Сборник статей, посвященный 75-летию со дня рождения Ю.Г. Алексеева. СПб., 2002. С. 67-82). В самом начале своей работы он отмечал, что «данные разрядов отличаются точностью, но показывают не общую численность русского войска, а состав сил, участвовавших в том или ином походе; свидетельства же иностранцев, наоборот, относятся ко всей армии в целом, однако они далеко не всегда достоверны…» (Там же. С. 6. Все это, отмечал исследователь, создает серьезные трудности в разрешении такого вопроса. Взяв в качестве основного тезиса своего исследования положение, что «между количеством воевод и численностью рати, находившейся под их командованием, существовала определенная зависимость» (Там же. С. 69), М.М. Кром попытался проанализировать доступные сведения и выявить эту зависимость. Изучив летописные свидетельства, материалы разрядных книг и сообщения иностранцев, он пришел к выводу, что «до 30-х гг. XVI в. в абсолютном большинстве известных случаев эта расчетная величина (число воинов под началом одного воеводы – Тhor) находится в интервале от 2 до 3,5 тыс.» (Там же. С. 76).

На этом основании он делает вывод, что, в принципе, нет ничего невероятного в том, что в походе 1506 г. действительно приняло участие до 100 тыс. ратников, разделенных на три корпуса – судовую рать (17 воевод), конная рать (11 воевод) и еще отдельный корпус, охранявший переправы в тылу развертывающихся армий (6 воевод). Итого, если взять примерную цифру в 2,5 тыс. ратников под началом одного воеводы, можно обозначить численность армии примерно в 80-90 тыс. чел. Правда, при этом остается вопрос о соотношении в ней комбатантов (детей боярских и их послужильцев, казаков, пищальников и охочих людей) и некомбатантов (пресловутой посохи, которая несла вспомогательную службу при обозе и артиллерии).

Однако есть основания не согласиться с такой оценкой. В принципе, мы согласны с тем, что армии могли достигать столь большой численности, но при одном условии – если мы будем учитывать все войско в целом – как «штыки и сабли», так и посоху. Представить себе, какова могла быть доля посохи в полевой армии, достаточно сложно, но, к примеру, из отечественных и зарубежных сведений о полоцком походе 1562/1563 гг. следует, что численность посохи могла составлять до половины полевой армии (Там же. С. 7). Отсюда можно сделать вывод, что, как минимум, 1/3 русской армии, направленной под Казань в 1506 г., составляли некомбатанты.

Далее, на наш взгляд, не стоит преувеличивать мобилизационные возможности московских государей конца XV – начала XVI вв. По разным оценкам, в начале XVI в. в Московии могло проживать от 2-3 до 5,8 млн. чел. (Горская Н.А. Историческая демография России эпохи феодализма. М., 1994. С. 93; История Европы. Т. 3. С. 118). Между тем в Османской империи общая численность армии, набиравшейся по сходным с русскими принципам, уже в середине XV в. составляла примерно 100 тыс. чел., а спустя 100 лет перевалила за 150 тыс. (См., например: Chase K. Firearms. A Global History to 1700. Cambridge, 2003. P. 87; Inalcik H. L’Empire Ottoman // Inalcik H. Studies in Ottoman Social and Economical History. L., 1985. Р. 91). При этом необходимо иметь в виду, что Османская империя в позднем Средневековье была одной из наиболее густонаселенных стран, непосредственно граничивших с Европой и Россией – по разным подсчетам, в течение XVI в. численность подданных султана выросла с 11-12 млн. до 22-25 млн. (или даже до 30-35 млн.) чел. (Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. М., 2003. С. 148-149; История Европы. Т. 3. М., 1993. С. 69, 9). Ну никак московские государи не могли иметь ратников больше, чем османские султаны! И если Селим I или Сулейман I располагали 100-150 тыс. ратников, то Василий III при населении по меньшей мере вдвое меньшем никак не мог иметь воинов столько же, сколько его турецкие современники.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Вернуться в Записки о военном деле

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1