Клубы путешественников

Модераторы: Дайчин-баатар, Scaevola

Клубы путешественников

Сообщение Zdvij » 11 окт 2012, 18:29

Любой человек, преодолевший хотя бы десяток километров по незнакомой местности, испытывает почти те же ощущения, которые выпали на долю первооткрывателей. И неважно, что в руках у туриста топографическая карта, а не путаный мелкомасштабный чертеж с вопросительными знаками. Для перемены мест достаточно информации о начальном и конечном пункте маршрута. Другое дело, если путешественник хочет получить представление не просто о местных достопримечательностях, а о всей планете. Тут, конечно, одной картой не ограничишься. Тем более, один очарованный странник не удовлетворит любопытства сотен придирчивых исследователей земной поверхности.
Не всегда помогали найти ответы на многочисленные географические вопросы и сведения, поступавшие от торговцев и мореплавателей, у которых хватало забот помимо точного определения координат. Даже местоположение отдельных, наиболее важных пунктов определялось с серьезными погрешностями и периодически требовало уточнений. Все, что находилось за пределами основных торговых путей, путешественники описывали с чужих слов, путаясь в незнакомой лексике и не скупясь на домыслы. Ученым оставалась неблагодарная роль толкователей предположений.
Только с XVI века по мере совершенствования приборов и активизации мореплавания, представления о Земле стали более последовательными и в буквальном смысле - "глобальными". К концу XVIII века можно было уже подвести итог Великих географических открытий не менее великими трактатами. Для этого было недостаточно знания координат наиболее важных для навигации пунктов. Исследователи все больше нуждались в сведениях о климате, флоре и фауне дальних стран. Да и картографы не собирались ограничиваться контурами едва изученных материков.
Руководители заморских торговых и военных предприятий не успевали отвечать на растущий перечень вопросов ученых. Поневоле в состав экспедиций приходилось включать то астрономов, то ботаников. Все чаще ученые выходили за стены кабинетов и сами отправлялись в неведомые страны, оставляя после себя не только книги, но и полевые дневники. Одновременно и в кругах, весьма далеких от географии, стали понимать, что для удаления с карт многочисленных "белых пятен" недостаточно разовых консультаций в ближайшем университете или опросов очевидцев в портовых кабаках.
Ученые тоже нуждались в постоянном органе, который, независимо от запросов морских министерств и капризов частных лиц, определял бы стратегию поисков неведомых земель и водоемов. Идея создания географического общества буквально витала в воздухе. В XVIII веке его даже чуть не создали. В июле 1785 года придворный географ Людовика XVI Жан-Николя Буаше де Невиль предложил сформировать организацию, которая бы способствовала распространению знаний о Земле. Для осуществления этой идеи требовалось совсем немного времени, но через несколько лет во Франции началась революция, а потом - войны, которые создали немало сложностей на пути научных экспедиций. Тем не менее, проект Буаше был реализован еще при жизни автора.
15 декабря 1821 года в здании мэрии Парижа (Hotel de Ville) состоялось собрание, положившее начало первому географическому обществу - Парижскому (Societe de geographie de Paris). В заседании участвовало 217 человек, среди которых были ученые, чьи имена до сих пор присутствуют на страницах школьных и прочих учебников: Александр Гумбольдт, Пьер-Симон Лаплас, Жорж Кювье, Жозеф Луи Гей-Люссак, Клод Луи Бертолле, Жозеф Фурье, Жан Франсуа Шампольон и др. Далеко не все из них профессионально занимались географией, однако изучение планеты все они считали одной из первоочередных задач.
Первым президентом Географического общества был избран знаменитый астроном маркиз Пьер-Симон Лаплас. Впоследствии руководители общества сменялись каждый год. Вторым главой организации географов стал известный юрист и роялист Клод-Эммануэль Пасторе. Вслед за ним кресло президента занял человек не менее известный и тоже никакого отношения к географии не имевший - Франсуа Рене де Шатобриан.
А у Гаспара де Шаброля, возглавившего общество в 1825 году единственной заслугой было длительное пребывание в должности префекта столичного департамента. Пожалуй лишь научный вклад барона Жоржа Кювье, председательствовавшего в 1828 году, имел отношение к естественным наукам, пусть даже и к биологии, а не к географии.
Для поддержания авторитета Географического общества ученые предпочитали избирать президентами влиятельных сановников. Уже после Июльской революции 1830 года главой географов был избран морской министр Антуан д'Аргу.
Его преемником по министерству и научному обществу стал кавалер ордена Александра Невского Анри де Риньи (Henri de Rigny). Далее через Географическое общество прошла череда политиков, среди которых были такие фигуры, как Амабль де Барант, чей сын Эрнест попал в историю русской литературы благодаря дуэли с Лермонтовым. Даже знаменитый историк Франсуа Гизо оказался во главе общества прежде всего в качестве влиятельного чиновника. И только в 1845 году для руководства Парижским Географическим обществом нашелся самый настоящий географ, но зато это был отец современной географии - Александр Гумбольдт.
Связи чиновников и ученых позволяли обществу, не ограничиваясь исключительно протокольными заседаниями, пополнять кассу для осуществления многочисленных планов. К 1825 году сумма взносов достигла 20 тысяч франков, а принадлежавший обществу капитал составил 26 тысяч франков. В периоды политических и экономических кризисов финансовое положение общества ухудшалось, однако усилиями опытных администраторов его удавалось поддерживать на должном уровне. Уже первые пожертвования и членские взносы нашли конкретное применение.
С 1822 года Парижское географическое общество начало издавать ежемесячный бюллетень ("Bulletin de la Societe de Geographie"). В первом же номере этого издания было проанализировано состояние географической науки в начале XIX века (и даже в Средние века), а также намечены первоочередные задачи по изучению различных районов Земли.
Одной из первых акций Французского географического общества было учреждение премии в 10 тысяч франков и золотой медали путешественнику, который первым достигнет легендарного города Тимбукту.
Si quaeretis reperietis
Аватара пользователя
Zdvij
Геродот
Геродот
 
Сообщения: 1183
Зарегистрирован: 17 сен 2006, 16:04

Сообщение Zdvij » 11 окт 2012, 18:37

Географы большинства стран могли только позавидовать своим французским коллегам в организации подобных экспедиций. Это, впрочем, не означало, что в других странах не пытались поддерживать своих географов.
В Германии идея объединения ученых, занимающихся изучением Земли, вынашивалась задолго до создания аналогичной организации в Париже. Еще в 1740 году в Нюрнберге по инициативе картографа Иоганна-Михаэля Франца (1700-1761) было создано специальное "космографическое общество". Реально эта организация занималась преимущественно изданием карт и атласов, что вполне соответствовало интересам ее создателей. Более масштабных целей они перед собой не ставили.
После первых попыток объединение географов Германии было отложено до лучших времен. Во-первых, не было единого государства, которое могло бы поддержать такое начинание. А во-вторых, не хватало новых идей, которые позволили бы говорить о географии, как о науке. Своеобразным толчком, изменившим отношение к наукам о Земле стали лекции Александра Гумбольдта, прочитанные в здании берлинской Певческой академии в 1827-1828 годах. Впечатление, произведенное этими лекциями было настолько велико, что картограф Генрих Бергхауз предложил по этому случаю собраться и образовать специальное общество для поддержки географии.
Призыв был услышан, и 18 апреля 1828 года группа известных ученых заявила об основании Берлинского географического общества (Gesellschaft fur Erdkunde zu Berlin). Новая организация, несмотря на некоторую территориальную узость, могла поспорить с любыми более поздними национальными обществами в научной подготовке своих основателей, среди которых были крупнейшие географы Александр Гумбольдт, Карл Риттер, Генрих Бергхауз и геолог Леопольд фон Бух. Уже на первом этапе в берлинской организации насчитывалось около 400 членов.
Руководителем общества был избран Карл Риттер, первый профессор географии Берлинского университета и Военной академии. Его авторитет в научном мире был настолько высок, что он оставался во главе Берлинского географического общества вплоть до своей смерти в 1859 году. Для его знаменитого соратника Александра Гумбольдта первый этап работы организации географов ознаменовался экспедицией в Сибирь. Впрочем, Берлинское общество, к этому мероприятию отношения не имело. Экспедиция Гумбольдта проводилась по инициативе министра финансов России Канкрина, расчитывавшего на советы известного ученого по поводу организации уральских и сибирских приисков.
Прусские власти не спешили поддерживать дальние походы своих соотечественников. Были проблемы и с изданием географической литературы. На первом этапе в 1829-1839 годах Берлинское географическое общество могло себе позволить издание всего лишь ежегодного бюллетеня ("Jahrbuch der Gesellschaft fur Erdkunde"). C 1839 по 1853 год на смену ежегоднику пришли ежемесячные отчеты (Monatsberichte), издававшиеся под редакцией сначала Иоганна Лемана, затем Вильгельма Мальмана (метеоролога и соавтора Гумбольдта в работе над книгой "Центральная Азия") и Таддеуша Гумпрехта. И только с 1853 года Берлинское общество начало издавать собственный журнал "Die Erde" ("Земля"), просуществовавший с перерывами до настоящего времени.
Члены Берлинского географического общества успешно развивали новые представления о земной поверхности, но до практической проверки своих предположений подчас руки (не говоря уже о ногах) не доходили. Масштабы их исследований часто уступали дальним походам британских первопроходцев, которые больше полагались не на взносы любителей естествознания, а на выплаты из колониальных и военно-морских бюджетов.
С другой стороны, интерес многих британцев к изучению неведомых земель носил преимущественно туристический характер. Изредка эти странствующие джентльмены собирались и обменивались впечатлениями о поездках за границу.
Так в 1819 году на Полл Молл 106 был основан Клуб путешественников (The Travellers Club). Стать посетителем этого заведения можно было только по приглашению. Все путешественники, не уезжавшие из Лондона дальше, чем на 500 миль, из клуба исключались. При всей внешней несерьезности интересов, престижность Клуба путешественников была настолько велика, что в нем состояли многие известные британские политики, включая премьер-министров герцога Веллингтона, Джорджа Каннинга, герцога Абердина, Пальмерстона, Джона Расселла, Артура Бальфура и других.
Более скромно выглядел состав Клуба Рейли (The Raleigh Club), члены которого собирались в таверне возле Сент-Джеймского парка. Здесь под хорошую закуску более свободно обменивались впечатлениями о недавних приключениях и при этом охотно выслушивали научные сообщения о дальних странах. Как и в Клубе путешественников, завсегдатаями Клуба Рейли бывали влиятельные политики. Среди них был второй секретарь Адмиралтейства Джон Барроу, организатор и "спонсор" многих британских экспедиций (как говорят, именно он выбрал местом ссылки Наполеона остров Святой Елены).
9 июня 1788 года президент Королевского общества (Академии наук), исследователь Ньюфаундленда и Исландии Джозеф Банкс решил создать специальную организацию, которая бы занялась исследованиями внутренних районов Африки. Это объединение получило название "Ассоциации содействия изучению внутренних частей Африки" (Association for Promoting the Discovery of the Interior Parts of Africa) или кратко - "Африканской ассоциации".
Первые успехи Африканской ассоциации убедили многих в полезности единого центра для исследования дальних стран и морей. Эта мысль была сформулирована 24 мая 1830 года на на заседании клуба Рейли, на котором решили, что "необходимо общество, чьей основной целью была бы поддержка и распространение знаний в наиболее важной и занимательной отрасли науки - географии".
Новая организация стала называться Лондонским географическим обществом (Geographical Society of London). Основателями этого объединения стали Джон Барроу, Роберт Браун (ботаник, создатель фитогеографии), Родерик Мурчисон (геолог), Джон Хобхауз (политик, друг Байрона), Маунтстюарт Элфинстоун (дипломат и историк) и Бартл Фрере (дипломат). В связи с присоединением к Географическому обществу Африканской и Палестинской ассоциаций имущество этих организаций перешло к новому владельцу.
Вступление в состав общества многих членов клуба Рейли не привело к исчезновению самого кружка любителей путешествий. Они продолжали собираться, чтобы поделиться впечатлениями от заморских путешествий.
С 1854 года клуб Рейли окончательно стал филиалом Географического общества, и стал называться Географическим клубом. В Лондоне продолжали возникать и новые организации, занимавшиеся изучением земной поверхности. В 1847 году в столице Англии было основано общество "Хаклюйт" ("Hakluyt" в честь писателя XVI-XVII веков Ричарда Хаклюйта), которое занялось изданием и переизданием редких книг о путешествиях.
Различных собраний и кружков любителей экзотики становилось больше, но их авторитет заметно уступал Географическому обществу. На первых порах для руководства организацией географов был избран Временный комитет из 6 человек, впоследствии преобразованный в постоянный Совет, включавший 20 постоянных членов. Всего в первый список членов общества включили 460 человек, из которых 50 были армейскими, а 43 - морскими офицерами. Первым Президентом Географического общества был избран лорд Гоудрич (Годрич), государственный секретарь по делам колоний. Вице-президентами стали Джон Барроу, Джон Франклин и др.
Руководители Лондонского Географического общества менялись реже, чем их парижские коллеги, однако, как и во Франции, научная организация находилась под опекой высокопоставленных чиновников.
Преемником лорда Гоудрича стал Джон Мюррей, в свое время служивший генерал-квартирмейстером в армии Веллингтона. А с 1835 по 1837 год Географическое общество возглавил один из его основателей Джон Барроу. Следом за ним президентом стал любитель официальных путешествий дипломат Уильям Ричард Гамильтон (в частности, он переправил из Египта в Лондон знаменитый Розеттский камень). В 1840 году Географическое общество возглавил ученый Джордж Гриноу (George Bellas Greenough), который наряду с административными обязанностями, занимался составлением геологических карт Англии и Индии.
И наконец, в 1843 году пост президента перешел к знаменитому геологу Родерику Мурчисону, на счету которого (помимо службы в войсках Веллингтона) было выделение силурийского, девонского и пермского геологических периодов. После первого двухлетнего периода ему приходилось возглавлять Королевское Географическое общество в 1851-1853, 1853-1856 и 1862-1871 годах. Имя Мурчисона было настолько авторитетным в научном мире, что в правительственных и академических кругах для него всегда находились должности и награды (последний памятник Мурчисону был установлен во дворе пермской школы № 9). Уже после смерти ученого в 1882 году была учреждена Мурчисоновская премия за публикацию, "внесшую наиболее существенный вклад в географическую науку за последние годы".
Важную роль в только что созданной организации играл ее первый секретарь - капитан Александр Маконочи (друг Джона Франклина и первый профессор географии в Англии). На его плечи легли обязанности по изданию официального печатного органа - "Журнала Королевского географического общества" и "Ежеквартального обозрения".
Уже первый том "Журнала Королевского географического общества" произвел сильное впечатление на читателей и вскоре был переиздан. Значительная часть статей была написана капитанами британского флота, которые не могли отказать Джону Барроу, занимавшему ключевые позиции, как среди географов, так и в Адмиралтействе.
На страницах "Журнала Королевского географического общества" впервые заявил о себе будущий статистик Фрэнсис Гальтон, который в 1850-1852 годах исследовал малоизученную область Овамполенд на границе современных Анголы и Намибии.
Формированием Лондонского Географического общества занималось много людей, но его официальным основателем в духе британских традиций считался король Вильгельм IV (Уильям IV). Поэтому уже через два месяца (16 июля 1830 года) после создания организация стала именоваться Королевским Лондонским Географическим обществом (The Royal Geographical Society of London), на что было получено специальное разрешение монарха.
8 февраля 1859 года по указу королевы Виктории Географическое общество получило новую Хартию (Устав), подробно расписывавшую обязанности сотрудников и источники доходов научной организации. Кроме президента и вице-президентов в штате полагалось иметь казначея, попечителей (trustees), секретарей и не более 21 постоянного сотрудника. Совет общества получал право назначения конкретных чиновников. Таким образом, научное объединение становилось вполне оформленным полугосударственным учреждением.
Королю (или королеве) также принадлежало право награждать особо отличившихся путешественников. До создания географического общества, основной формой государственного поощрения открытий новых земель была "Королевская премия" (Royal Award) в размере 50 гиней, которая выдавалась наличными или в виде медали. Френсис Дрейк, например, получил от королевы Елизаветы медаль, а Хемфри Джилберт - украшение в виде якоря. С момента образования специальной организации, королевские премии и медали стали выдаваться от имени Географического общества. В частности вручалась Медаль Основателя (короля Вильгельма IV) и позже - Медали Основателя и Покровителя (Patron - королева Виктория). Первым путешественником, удостоившимся этой награды, стал Ричард Ландер, обследовавший нижнее течение реки Нигер.
Чуть позже за изучение Антарктиды (в частности - за открытие земель Эндерби и Грэхема) премии был удостоен Джон Биско, чей поход на юг был организован по инициативе одного из основателей Географического общества Чарльза Эндерби. Другой известный полярник Джон Росс был удостоен награды за исследования полуострова Бутия и острова Кинг Уильям. В том же районе Канады заработал свою премию Джордж Бак, открывший Грейт Фиш-ривер, которая теперь называется рекой Бака.
За работы на противоположном конце Западного полушария заслужил свою награду капитан Фицрой, совершивший знаменитое плавание на корабле "Бигль" совместно с Чарльзом Дарвином.
Si quaeretis reperietis
Аватара пользователя
Zdvij
Геродот
Геродот
 
Сообщения: 1183
Зарегистрирован: 17 сен 2006, 16:04

Re: Клубы путешественников

Сообщение Zdvij » 11 окт 2012, 18:41

Основная масса награжденных медалями Лондонского Географического общества были уроженцами Великобритании, но со временем к ним стали присоединяться и подданные других государств. Одним из первых иностранных обладателей Медали Покровителя (почти одновременно с Карлом Риттером) стал известный русский исследователь Сибири профессор Александр Миддендорф.
Исследования Миддендорфа были признаны и в самой России. Более того, они послужили своеобразным толчком к созданию Русского географического общества. К середине XIX века интерес к наукам о Земле в России был уже достаточно велик. На счету русских путешественников были не только походы за сибирскими мехами, но и тщательно спланированные научные экспедиции. Кроме поисков неведомых земель, приходилось то и дело уточнять представления о вполне обжитых районах. Удовлетворить растущий спрос на географическую информацию уже не могли ни Академия наук, ни командование флотом. Требовалась специализированная организация, которая по примеру западноевропейских коллег занялась бы, как популяризацией географии, так и получением новых данных о едва изученных территориях.
Процедура создания географического общества в России была немного сложнее британской, хотя и быстрее французской. Инициатива исходила от небольшого кружка, с 1843 года собиравшегося у статистика и этнографа академика П.И.Кеппена. Оставалось только получить официальное разрешение и бюджет. Прошение о формировании соответствующей организации было подано известным мореплавателем вице-адмиралом Федором Петровичем Литке, который к этому времени был уже членом-корреспондентом Петербургской академии наук и почетным членом Лондонского королевского географического общества.
Сначала инициатива Литке была рассмотрена в министерстве внутренних дел, а затем министр Л.А.Перовский направил соответствующее представление на рассмотрение императора. Николай I согласился с мнением министра и 18 августа 1845 года утвердил его предложения. С этого момента начался отсчет деятельности Русского Географического общества. Одновременно царь утвердил временный устав организации. 1 октября состоялось учредительное собрание Русского географического общества, в которое приняли 51 члена. Через 18 дней "отцы-основатели" собрались уже в конференц-зале Академии наук и избрали необходимые руководящие органы.
С 28 декабря 1849 года (9 января 1850 года) Русское географическое общество стало называться императорским. В соответствии с придворным статусом первым председателем общества стал сын Николая I - великий князь Константин Николаевич, который соизволил занять предложенный пост.
В отличие от своих английских и тем более французских коллег, у русских географов руководители менялись очень редко. После смерти Константина Николаевича 19 февраля 1892 года пост председателя Географического общества почти автоматически перешел к другому Романову - великому князю Николаю Михайловичу, который оставался на этом посту вплоть до 1917 года. Любопытно, что оба титулованных председателя имели в придворных кругах репутацию либералов.
Однако фактически первым руководителем Русского географического общества стал Федор Петрович Литке, занимавший пост вице-председателя, а до этого исполнявший обязанности воспитателя при великом князе Константине Николаевиче, который, судя по всему, не забыл его уроков. Репутация выдающегося мореплавателя позволяла Литке решать многие вопросы. Помимо Географического общества, он возглавлял Академию Наук, Морской ученый комитет и одно время занимал должность начальника Ревельского и Кронштадтского портов.
Русские географы обычно не ставили перед собой целей, слишком удаленных от родных границ. Сама Россия была достаточно велика, чтобы удовлетворить любознательность самого неутомимого путешественника. И нерешенных задач здесь хватало с избытком. На это обратил внимание и Ф.Литке, который сказал: "Наше отечество, простираясь по долготе более, нежели на полуокружность Земли, представляет нам само по себе особую часть света... и, прибавим, часть света, еще мало исследованную". Исходя из этих соображений, основной задачей общества было объявлено "возделывание географии России."
"Возделывание" начиналось с организации работ в наименее изученных районах. В 1847 году Русское географическое общество направило на Урал экспедицию во главе с геологом Эрнестом Карловичем Гофманом, который в течение 3 лет обследовал хребет от границ Пермской губернии до Карского моря. Этот первый проект удостоился и первой награды - учрежденной в 1846 году Золотой Константиновской медали.
Намного позже Константиновская медаль была вручена зоологу, географу и этнографу Густаву Ивановичу Радде, занимавшемуся в 1855 году исследованиями в Забайкалье. Всего он организовал более 20 экспедиций в Сибири и Закавказье (похоронен в Боржоми).
Независимо от Радде, в Восточной Сибири работала "математическая партия" под руководством Людвига Эдуардовича Шварца, занимавшаяся определением координат различных пунктов, которые должны были стать основой для уточненной карты этого региона.
Огромную работу по изучению бассейна реки Вилюй выполнил Ричард Карлович Маак (1828-1886). Ему, правда, не удалось обнаружить расположенные неподалеку месторождения алмазов, но благодаря этим исследованиям представления о внутренних районах Якутии стали более точными. Независимо от Географического общества съемки недавно присоединенных территорий проводили военные топографы. В частности, уточнением карт бассейна реки Уссури занимались участники экспедиции подполковника К.Ф.Будогоского.
Поддерживая научные экспедиции, Географическое общество бралось и за публикацию их результатов. С 1851 года петербургские географы приступили к выпуску своих периодических изданий. Первым выщел ежеквартальный "Вестник императорского Русского географического общества". В 1861-1864 годах под редакцией А.Н.Бекетова и К.Н.Бестужева-Рюмина издавались "Записки императорского Русского географического общества". И наконец, с 1865 года журнал стал называться "Известиями императорского Русского географического общества".
Наряду с естественно-научными вопросами, сотрудники Русского географического общества интересовались также языковыми и этнографическими особенностями различных регионов. Так, в отчетах Географического общества за 1848-1855 годы значительное место уделялось этнографической карте Европы, составленной славистом И.И.Срезневским, и работе В.И.Даля над словарем русского языка.
Характерно, что заслуги филологов также отмечались наградами Географического общества. В 1861 году за создание знаменитого словаря Золотая Константиновская медаль была вручена В.И.Далю.
В числе целей специальных экспедиций общества наряду с дальними странами значились вполне обжитые районы. В 1859 году итогом подобной работы стала книга "Исследование о торговле на Украинских ярмарках", за которую ее автор известный славянофил Иван Сергеевич Аксаков (сын писателя С.Т.Аксакова) получил Константиновскую медаль. В 1862 году возник план этнографического обследования всего Западного края, однако готовившаяся экспедиция была отложена в связи с начавшимся польским восстанием.
Размеры России не позволяли регулярно изучать всю территорию страны, и поэтому наряду с развитием центрального общества начали формироваться и местные филиалы. Уже через пять лет после создания общероссийской организации началось формирование региональных отделов Географического общества.
В 1850 году был образован Кавказский отдел, 6 июня 1850 года основали Сибирский отдел, в 1868 г. - Оренбургский, в 1873 г. Юго-западный - в Киеве и в 1877 г. - Западносибирский в Омске. Наличие филиалов позволяло Географическому обществу заниматься изучением крупных регионов на постоянной основе, хотя возможности отделов существенно уступали петербургской организации.
Географы из других государств не отставали от русских коллег в формировании филиалов географических обществ. На первых порах многие из этих местных организаций мало отличались от главных центров, поскольку столичные общества и сами выглядели, как дополнение к старым университетским корпорациям. Кроме того, многим из филиалов суждено было стать самостоятельными географическими обществами.

Подробнее этот материал можно прочитать в "Либерее".
http://liberea.gerodot.ru/neoglot/geoklub.htm
Si quaeretis reperietis
Аватара пользователя
Zdvij
Геродот
Геродот
 
Сообщения: 1183
Зарегистрирован: 17 сен 2006, 16:04


Вернуться в Новое время

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1