В лето 7029...

Полководцы, тактика, стратегия. Победы и поражения. История войн и военного искусства...

Модератор: Atkins

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:01

Какой дорогой двинулся хан на Москву? В летописях и дипломатической переписке об этом ничего не говорится. В.П. Загоровский предположил, что «…татары прошли днепровско-донским водоразделом, по становившейся для них обычной Муравской дороге, между верховьями Ворсклы и Северского Донца к Быстрой Сосне…». Однако такое предположение не кажется убедительным по нескольким причинам. Прежде всего маршруты, по которым татары будут ходить на Русь, в эти годы еще только-только отрабатывались и знаменитые «шляхи», Муравский, Изюмский и Кальмиусский, еще не были ими хорошо изучены. Фактически каждый новый поход, тем более крупный, представлял собой шаг в неизвестное. Далее, предыдущий большой поход татар на Москву в 1517 г., который, судя по всему, как раз и проходил по намечавшемуся Муравскому шляху, закончился для них неудачей. Было бы логично предположить со стороны Мухаммед-Гирея попытаться счастья в ином месте, тем более что вряд ли он был в неведении относительно того, где его ожидают русские войска (о том, что свой поход татары предваряют разведкой, мы уже писали выше). Известно было Мухаммед-Гирею и о том, что в Туле было завершено строительство мощной крепости, которая могла стать серьезным препятствием на пути крымской рати.
И еще одно обстоятельство заставляет нас усомниться в том, что крымский «царь» выбрал именно Муравский шлях – наличие у него «вожей», которые знали броды на Оке. Кто были эти проводники? По мнению В.П. Загоровского, ими были татары, которые до того бывали в составе посольств в Москве или служили гонцами, курсировавшими между ханской ставкой и Москвой. Однако, по нашему мнению, такое предположение маловероятно хотя бы по той причине, что хан переправился через Оку не севернее Тулы, а северо-восточнее, далеко в стороне от обычного маршрута, по которому крымские посольства приходили в Москву. Следовательно, проводниками собственно крымские татары скорее всего не были. По нашему мнению, ими могли быть либо люди из отряда Дашкевича, либо, что вероятнее всего, кто-то из людей рязанского великого князя Ивана Ивановича. Если последнее предположение верно, тогда все становится на свои места и картинка складывается полностью – переписка Мухаммед-Гирея с рязанским князем, «поимание» Ивана Ивановича, приведение рязанцев к крестному целованию на верность Василию III в начале вторжения, побег Ивана Ивановича в разгар нашествия из Москвы, возврат татар к Рязани на обратном пути, долгое стояние под городом и последующая переписка между крымским ханом, Сигизмундом I и Иваном Ивановичем относительно приезда князя в Крым. Очевидно, рязанский князь попытался разыграть «крымскую карту», пытаясь вернуть себе и своему княжеству статус независимого, самостоятельного государства, ну а Мухаммед-Гирей воспользовался услугами Ивана Ивановича для того, чтобы ослабить своего противника, московского великого князя Василия III.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:01

Однако вернемся к истории похода. Если наше предположение верно, тогда и маршрут татар должен был быть другим. Начав движение с Молочных вод, хан и его войско двинулись по будущему Кальмиусскому шляху и вышли к Северскому Донцу в районе нынешнего Лисичанска Харьковской области. Здесь, в двух верстах от места впадения в Донец реки Боровой, находился «перевоз», по которому татары и переправились через Донец. Если информация о том, что хан выступил в поход не позднее середины июля верна, то переправа татар через Донец имела место примерно 16 июля. Далее путь Мухаммед-Гирея и его воинов пролегал на север к верховьям р. Айдар, а оттуда – к р. Тихой Сосне. 19 июля они «перелезли» через Тихую Сосну по Каменному броду (что в районе нынешнего Острогожска). Отсюда татарское войско двинулось к верховьям Потудани и, достигнув их 20 июля, повернуло не на северо-запад, на Муравский шлях, а на северо-восток, к Дону.
Переправившись через Дон 21-22 июля на участке между его притоками Девицей и Воронежем, татары столь же скорым маршем вдоль правого берега Дона устремились на север, в пределы Рязанского княжества. В окрестностях Рязани (Переяславля-Рязанского) татары оказались в пятницу 26 июля. Начальствовавший над рязанским гарнизоном воевода князь И.В. Хабар, видя превосходство сил противника, сел в осаду и подозревая рязанцев в «шатости», поторопился собрать их «начальных» людей у архиепископа Сергия и привести их к крестному целованию на верность Василию III. Однако хан не стал останавливаться под Рязанью и поспешил к Оке, к Коломне. На «берег» Мухаммед-Гирей и его воины вышли к вечеру 27 июля и затем ночью начали переправу через реку. К утру следующего дня вся татарская армия уже стояла в боевой готовности на западном, московском берегу Оки. Двигаться дальше к Москве, оставляя у себя в тылу противника, было опасно и, прежде чем продолжить движение, Мухаммед-Гирею нужно было обезопасить себя. Сражение было неизбежным, и следующий шаг был за русскими.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:02

Появление татар на Оке, и не в малом числе, оказалось для московских воевод полной неожиданностью – практически все летописи подчеркивают, что «…безбожный, гордый крымский царь Магмед Кирей, забыв своеа клятвы правду, на ны въинствует, ни дружбы первые, ниже клятвы въспомянул; събрася з братьею своею, и с своими детми, и с крымскими людми, и Блъшиа орды Заволжьскиа и с Ногаи, въскоре прииде безвестно на великого князя отчину…». Типографская летопись к этому добавляет, что «великого же князя воеводы не успеша собратися с людми (выделено нами – THOR)…». Т.о., замысел Мухаммед-Гирея (или, скорее всего, кого-то из его военачальников, возможно, его воинственного сына, калги Бахадыр-Гирея – сам хан, судя по всему, не отличался сколько-нибудь серьезными полководческими талантами) вполне удался. Отсутствие у русских сторожевых застав в Поле не могло быть заменено донесениями московских доброхотов из Крыма или Азова. Ошибка же в расстановке полков на «берегу» в условиях, когда татары, совершив стремительный марш, обошли русские рати с востока, не могла быть компенсирована никакими усилиями – времени и пространства для маневра и организации отпора уже не оставалось. Один удачный ход со стороны татар – и русский план обороны «берега» был сорван, а судьба кампании была практически предрешена.
Дальнейший ход событий источники описывают крайне противоречиво, что чрезвычайно затрудняет его реконструкцию. Ясно одно, что первоначальный замысел русского верховного командования был сорван маневром Мухаммед-Гирея и от него нужно было отказываться. Однако запасного варианта действий на случай непредвиденной ситуации у Василия III не было – видимо, в Москве недооценивали крымского «царя» и его военачальников как достойного противника. Рассказывая о правлении Василия III, С. Герберштейн подчеркивал, что московский государь «очень несчастлив в войне» и одерживал верх не столько удачей, сколько настойчивостью и упорством. Однако в кампанию 1521 г. для победы нужны были другие качества, и прежде всего умение ориентироваться в быстро меняющейся ситуации и принимать неординарные решения. План кампании нужно было менять на ходу, но, судя по всему, застигнутое врасплох, русское верховное командование растерялось и оказалось неспособным пойти на это, что только ухудшило ложившуюся ситуацию. Оказавшись в цейтноте, оно стало совершать одну ошибку за другой.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:02

О том, что хан с войском прошел мимо Рязани и двигается к Оке, в Москве и на «берегу» вряд ли могли узнать раньше вечера 27 июля – гонцу из Рязани необходимо было преодолеть, остерегаясь татар, до Москвы больше 200 верст и до Серпухова – не меньше 150 верст. Воспрепятствовать переправе татар через Оку главные силы русского войска не могли ни при каких обстоятельствах, равно как и разгромить неприятельскую рать по частям, пользуясь тем, что часть ее уже «перелезла» через реку, часть – переправлялась, а другая все еще находилась на противоположном берегу. От Каширы до Коломны было по прямой около 45 км, тогда от Серпухова – вдвое больше. Даже если бы главные силы русского войска двигались бы скорым маршем, все равно они не могли прибыть к Коломне ранее полудня 28 июля, т.е. тогда, когда татары уже завершили бы переправу.
«Несчастливый в войне» Василий тем не менее не нашел в себе сил отказаться от прежнего плана кампании. Получив известие о том, что татары форсировали Оку, он спешно отправил своих братьев с их дворами – Юрия в Коломну, а Андрея в Серпухов. Выступив не ранее утра 28 июля, они должны прибыть на место назначения никак не раньше утра 29 июля, преодолев форсированным маршем за сутки по 90-100 км. Но даже в этом случае они безнадежно запаздывали, поскольку ситуация на Оке менялась едва ли не ежечасно.
Воевода передового полка, расположенного в Кашире, князь И.Д. Хомяк Пенков, видимо, также действовал согласно разработанному в Москве весной плану обороны «берега». Получив известие о выдвижении татар к Коломне, он во главе своих воинов поспешил к месту предполагаемой переправы татар на соединение с гарнизоном Коломны и утром 28 июля попал под удар превосходящих сил противника. В скоротечном бою полк был наголову разгромлен татарами. О том, что события развивались именно так, свидетельствует факт взятия татарами в плен израненного 2-го воеводы полка, князя Ф.В. Лопаты Оболенского (он попал в руки врагов после отчаянного сопротивления, «вельми стрелян и сечен, замертво…»).
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:03

Тем временем на военном совете в Серпухове, состоявшемся сразу после того, как было получено известие о том, что татары в немалом числе направляются к Оке в районе Коломны, судя по всему, разгорелись ожесточенные споры о том, как надлежит действовать в этой критической ситуации. С. Герберштейн, который достаточно точно описывал события лета 1521 г., сообщал, что назначенный Василием III командующим войсками на «берегу» Д.Ф. Бельский «…был молод, пренебрегал стариками, которых это оскорбляло: ни в стольких войнах были начальниками, теперь же оказались без чести….». Естественно, продолжал имперский дипломат свой рассказ, «…как обычно бывает при подобных раздорах, обе партии вели себя не лучшим образом». Можно предположить (по аналогии с событиями 1571 и 1572 г., когда татарам также удалось форсировать Оку), что старые и опытные воеводы во главе с В.В. Шуйским предложили Д.Ф. Бельскому оттянуть полки ближе к Москве и встать на новые позиции непосредственно под самой столицей – быть может, на Пахре или даже за Москвой-рекой.
Однако Дмитрий Бельский не послушал Шуйского и его единомышленников. Молодой, неопытный и чрезмерно самонадеянный Гедиминович решил придерживаться старого плана и, не дожидаясь новых известий и подхода новых сил из Москвы, приказал немедленно выступать к Коломне. Надо полагать, что князь рассчитывал, что воеводы Ю.А. Хохолков Ростовской и И.Д. Хомяк Пенков сумеют сдержать неприятеля до похода серпуховских полков, а удар свежих сил русской рати решит исход «дела» в пользу москвичей. Естественно, что в таком случае вся честь и слава победителя крымского «царя» досталась бы одному Дмитрию.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:03

Но расчеты Гедиминовича не оправдались. Когда его рать вышла к Коломне, а это произошло не раньше полудня 28 июля, все было уже кончено. Полк И.Д. Хомяка Пенкова был разбит, его остатки или бежали, или вместе с отрядом воеводы Ю.А. Хохолкова Ростовского укрылись в коломенском кремле. Детали сражения рати Д.Ф. Бельского с татарами неизвестны, но можно предположить, что вынужденные вступать в бой с марша, «пачками», русские полки один за другим были опрокинуты превосходящими силами неприятеля и бежали. В бою погибли 3 воеводы, И.А. Шереметев, Я. и Ю. Замятнины, и голова князь В.М. Курбский Карамышев, что опять же свидетельствует о кровопролитности сражения и тяжести поражения, понесенного русским войском. Поневоле на память приходит летописная повесть о «Калкацком побоище» – и недооценка противника, и разногласия среди русских воевод, и горячность вместе с самонадеянностью русского командующего, и вступление московских полков в бой с марша, по частям – все до боли знакомо, и результат оказался один и тот же. К вечеру 28 июля главные силы русского войска были разгромлены, его деморализованные остатки или разбежались, или укрылись в крепостях. Путь на Москву, к сердцу Русского государства, был открыт и хан мог теперь беспрепятственно «распустить войну» – никто и ничто не могло теперь ему помешать опустошать русские земли.
Первые известия о разгроме русской рати под Коломной достигли столицы, надо полагать, к ночи воскресенья 28 июля. Москву и ближнее Подмосковье охватила паника. Известия о нашествии, как писал С. Герберштейн, «навели такой ужас на московитов, что даже в городе и в крепости те не чувствовали себя в достаточной безопасности…». Прибежавшие в столицу беглецы с поля битвы, которых возглавил младший брат великого князя Андрей Старицкий (он, равно как и его старший брат Юрий до Коломны, не дошел до Серпухова и бежал в Москву, так и не вступив в бой), только усилили смятение, охватившее москвичей в ночь на понедельник 29 июля. «Во время этой паники женщины, дети и все, – писал по «горячим» следам Герберштейн, – кто не мог сражаться, сбегались в крепость (очевидно, речь шла о московском кремле – THOR) с телегами, повозками и всем скарбом, и в воротах возникла такая давка, что, чрезмерно суетясь, они мешали друг другу и топтали друг друга…».
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:03

Великого князя в это время в городе уже не было. Василий III, поддавшись паническим настроениям, вместе со своими братьями, утром 29 июля бежал из Москвы в Волоколамск, а оттуда еще дальше не северо-запад, в пределы Тверской земли и остановился в городке Микулине. Свое бегство из города государь объяснял тем, что он намеревался собрать войска с северо-западной окраины своего государства («…посла воевод своих в Великии Новгород, повеле им у собя бытии…»). О скорости, с которой великий князь бежал из своей столицы, свидетельствует Герберштейн, который сообщал, что бывшие в Москве литовские послы, напуганные известиями о поражении русского войска и бежавшие из русской столицы (надо полагать, вместе с поездом Василия III) в тот же день, к вечеру того же дня добрались до Твери, «не видя вокруг ничего, кроме дыма пожарищ…».
Из Микулина Василий III «…посла к воеводам своим в Серпохов, ко князю Дмитрею Бельскому и князю к Василию Шуйскому и ко князю к Ивану Воротынскому, повеле им противу царя ити. Они же не поидоша…». Воеводы, деморализованные и окончательно упавшие духом после бегства великого князя из Москвы, с остатками своих полков укрылись в крепостях, не решаясь больше выходить в поле попытать счастья в открытом бою.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:04

Тем временем оставленный в Москве наместником крещеный татарский царевич Петр, шурин Василия (сын казанского хана Ильхама Худайкул, принявший крещение в конце 1506 г. и женатый на сестре Василия III), которому великий князь поручил оборону города от татар, не смог справиться с внезапно обрушившейся на его плечи ношей. Москва, давно уже не находившаяся под непосредственной угрозой неприятельского нападения, была совершенно не готова к обороне: «Следствием крайне обширности города является то, что он не заключен в какие-либо определенные границы и не укреплен достаточно ни стенами, ни рвом, ни плетеными укреплениями…». По свидетельству С. Герберштейна, многочисленная артиллерия, имевшаяся в Москве, не была расставлена по своим местам и снабжена всем необходимым, чрезвычайно мало было пороха, который было необходимо срочно изготовить. Неготовность столицы к обороне усугублялась не только растерянностью властей, но и хаосом и анархией, что творились на московских улицах в те дни. Паника и волнения охватили, кстати говоря, не только Москву, но и множество других городов. По сообщению Галицкого летописца, «…мятеж учинал по всем городом велик и до Галеча…». Даже на далеком северо-западе – и там ждали пришествия татар. Как сообщала псковская летопись, «…того же лета (7029/1521 – THOR) посла князь великии воеводою наместника псковского князя Петра Ряполовского в Вороночь, с новгороцкою силою и со псковскими детьми боярскими, да и тотарове шли с Москвы на Псков к Вороначю к воеводам великого князя…».
Что же делали в эти дни татары? Источники довольно противоречиво описывают их действия в первые дни после победы под Коломной. Официальная версия, изложенная в большей части летописей, гласит, что хан, переправившись через Оку, «…Коломенские места повоевал, и плен не мал собрал и святые церкви осквернил…». «Умилительная» повесть к этому добавляла «…множества христианства победиша, и поплениша, мужска полу и женьска, и многи крови пролиашя, и многа осквернения и растлениа содеяша, и многыя села и святыя церкви пожгоша, и честный монастырь святаго Николы, иже на Угреше, разграбиша и попалиша…». Столь же кратки и немногословны и разрядные книги – «…крымской царь Магмед Кирей, Мин-Гиреев сын, с сыном своим Салтаном Богатырем приходил с ратью и за реку перелес, и приходил под Коломну, и много пакости доспел православному християнству…».
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:04

Между тем С. Герберштейн писал, что Мухаммед-Гирей был не один – под Коломной к нему присоединился его брат Сахиб-Гирей, выступивший из Казани и перед этим опустошивший владимирские и нижегородские места. Более того, И.И. Смирнов, обративший внимание на это противоречие, отмечал, что один из списков Хронографа редакции 1512 г., рассказывая о событиях лета 1521 г., излагал еще одну версию – здесь Сахиб-Гирей ходил походом не на Москву, на соединение с братом, а на муромские и мещерские места. «Значение текста, содержащегося в хронографе, – продолжал свою мысль историк, – заключается, конечно, прежде всего в том, что он подрывает доверие к официальной версии летописных сводов, позволяя предположить, что они не случайно, а тенденциозно (выделено нами – THOR) умалчивают о походе Сахиб-Гирея в 1521 г…». И далее, завершая анализ источников, И.И. Смирнов отмечал, что «…при наличии текста хронографа уже нельзя решить вопрос просто выбором между рассказом Герберштейна и летописными рассказами официального характера, ибо, вскрывая тенденциозный характер молчания официальных сводов о походе Сахиб-Гирея, хронограф вместе с тем не подтверждает и рассказа Герберштейна. Необходим, следовательно, какой-то дополнительный материал, который позволил бы внести ясность в противоречивую картину, создаваемую рассмотренными выше источниками…». Таким источником, по мнению историка, и был Галицкий летописец. Мы же от себя добавим, что дополнительный свет на события, последовавшие за поражением русских войск под Коломной, проливают прежде всего Владимирский и Постниковский летописцы, которых не было в распоряжении И.И. Смирнова, а также Вологодско-Пермская летопись и отчасти Типографская. Суммировав и проанализировав их сведения, можно попытаться реконструировать общую последовательность действий татар в последние дни июля и в первой половине августа 1521 г.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:04

Для начала необходимо решить вопрос об совместных действиях Мухаммед-Гирея и Сахиб-Гирея. По нашему мнению, несмотря на то, что разрядные книги и официальное московское летописание умалчивают о действиях новоиспеченного казанского хана летом 1521 г., свидетельств о том, что он не отсиживался в Казани, а присоединился к своему брату, более чем достаточно. Поэтому доводы И.И. Смирнова и А.М. Некрасова в пользу участия казанцев в походе Мухаммед-Гирея выглядят более обоснованными, нежели мнение А.А. Зимина. Остается лишь вопрос о том, соединился ли казанский хан под Коломной с братом или же все-таки нет.
Исходя из имеющихся в нашем распоряжении сведений, мы полагаем, что Герберштейн все же ошибался, когда писал о том, что под Коломной произошло соединение Мухаммед-Гирея и Сахиб-Гирея вероятность такого события крайне мала. Для того, чтобы достичь района Коломны, Сахиб-Гирею пришлось бы проделать значительный путь, причем для того, чтобы разорить при этом владимирские и нижегородские волости, ему бы пришлось прорываться через расположенные по Оке русские войска, о чем нет никаких указаний ни в каких источниках. Кроме того, возникали проблемы и с полоном, который Сахиб-Гирею пришлось бы сначала доставить к Коломне, а потом оттуда вернуться с ним в Казань. Наконец, представляется чрезвычайно сложной, если вообще возможной, возможность тесной координации действий двух братьев, учитывая состояние связи и инфраструктуры на то время – как можно было договориться о встрече двух армий 29 июля под Москвой заранее, еще весной или в начале лета 1521 г.? Поэтому, на наш взгляд, тот «царевич», который пришел к Москве, и о котором упоминал галицкий летописец – это, скорее всего, сын и наследник Мухаммед-Гирея Бахадыр-Гирей. Сам же Сахиб-Гирей и его казанцы, пока все внимание Василия и его воевод было отвлечено на борьбу с Мухаммед-Гиреем, атаковали восточные окраины Московского государства – те самые муромские, мещерские и нижегородские места, граничившие с казанскими владениями. Можно предположить, что братья договорились – пока старший действовал на главном, московском направлении, младший должен был отвлечь на себя русские силы, расположенные на восточной границе и не дать Василию III перебросить полки с Мещеры и нижнего течения Оки на помощь центральной группировке русских войск. Судя по тому, что источники указывают – все свои надежды Василий возлагал на полки, расположенные на литовском рубеже, Сахиб-Гирей (если вышеописанный план существовал) выполнил свои обязательства перед крымским «царем».
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:05

От Сахиб-Гирея вернемся обратно к главному герою нашего повествования – Мухаммед-Гирею. Одержав победу над русскими полками, хан на следующий день после сражения, собрав трофеи и пересчитав пленных, начал развивать достигнутый успех. Перед ним лежала фактически беззащитная Москва, однако Мухаммед-Гирей, как Ганнибал после Канн, не решился идти прямо на неприятельскую столицу, которая, судя по свидетельствам источников, представляла легкую добычу. Почему он этого не сделал – неясно, можно только предположить, что, с одной стороны, его войско понесло серьезные потери в ходе сражения, а с другой – Москва представляла крупный город с мощным кремлем, обильно снабженным артиллерией и припасами (во всяком случае, так должно было быть). Осада Москвы вряд ли входила в планы хана, не ожидавшего такого успеха (выше мы уже отмечали, что Мухаммед-Гирей выступил в поход налегке, без артиллерии и большого обоза), и он решил удовольствоваться синицей в руках, подвергнув грабежу окрестности Москвы, нежели взять журавля в небе, осадив русскую столицу. С основной массой войск он от Коломны двинулся на запад и спустя пару дней вышел к истокам реки Северка, в 60 км южнее Москвы и примерно в 30 км севернее Серпухова. Здесь хан разбил свой лагерь и «распустил войну». Одновременно его старший сын и наследник Бахадыр-Гирей пошел непосредственно к Москве. Именно его воины сожгли «манастырь Николы чютворца на Угреше» (в 20 км от Москвы) и «великого князя село любимое Остров» (в 25 км от столицы). Отдельные татарские разъезды подошли к самой Москве и «…в Воробьеве, в великого князя селе, были и мед на погребех великого князя пили». Очевидно, именно этот отряд и стал причиной той паники, охватившей москвичей, перетаскивавших пушки в Кремль, и которую столь живописно описал Герберштейн.
Действуя совершенно беспрепятственно, татарские отряды рассыпались по окрестностям Москвы и других городов ближнего и дальнего Подмосковья, опустошая все на своем пути. Владимирский летописец сообщал, что враг «…много монастырев пожог и сел и много посече и поплени по Рязанской земли и по Коломенской земли и сюды к Москве, и много зла учинил, а в полон поймал бояр и боярынь и княгинь и детей боярских и крестьян велми много поймал, а по всем городом Московским осада была…», а Вологодско-Пермская летопись к этому добавляла, что разорению подверглись «…Коломенские места, и Коширские, и Боровские, и Володимерьские (т.е. получается, что отдельные татарские отряды проникли далеко к северо-востоку от Москвы – THOR), и под Москвою повоеваша…». Был сожжен каширский посад.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:05

Не совсем ясно, сколько дней Мухаммед-Гирей стол на Северке. Согласно Вологодско-Пермской летописи он был здесь 10 дней, Постниковский летописец говорит о 2-х неделях, но, по нашему мнению, точнее всего здесь Владимирский летописец. По его сведениям, «…царь (т.е. Мухаммед-Гирей – THOR) стоял на Сиверки 6 дней, а князя великого сила стояла от Литовскаго, и князь великий послал по силу. Царь же слышав то в 7 день в неделю перешол Оку назад, и за Окою стоял неделю, а всего того был две недели…». Следовательно, можно предположить, что хан простоял здесь до 4 августа, когда «языки», взятые его воинами, рассказали, что великий князь пытается собрать войска, расположенные на литовском «фронте». И, поскольку Сигизмунд (вернее, литовская паны-рада и шляхта) так и не проявил особого желания помочь хану и приступить к активным и широкомасштабным действиям против Василия, то можно было ожидать, что русские полки, стоявшие на Угре и на северо-западе, могут подтянуться к Москве. Сражаться со свежими русскими войсками татарам, обремененным богатой добычей, было бы весьма затруднительно, и хан решил отступить. 4 августа Мухаммед-Гирей снялся с лагеря и отступил обратно к Коломне. Однако прежде чем отойти от Москвы, хан сумел добиться от царевича Петра, замещавшего бежавшего из столицы великого князя, в обмен на отказ от разорения столицы богатого выкупа и, что самое главное, грамоты, согласно которой московский великий князь обязывался «…вечным данником царя (крымского хана – THOR), какими были его отец и предки».
В районе Коломны хан простоял еще неделю, после чего 12 августа снялся с места и пошел обратно к Рязани. Вряд ли это было случайностью – видимо, хан рассчитывал на Ивана Ивановича Рязанского, который, как уже было отмечено выше, в ночь на 29 июля бежал из охваченной паникой Москвы. Отступление хана было чрезвычайно медленным, ибо татары «людей много и скоту в полон поведошя безчислено». Согласно Герберштейну, в полон попало не много ни мало 800 тыс. русских людей. Безусловно, эта цифра является чрезвычайно завышенной оценкой того урона, который понесла Русь от нашествия. Несколько ближе к истине выглядят сведения, приводимые Острожским летописцем – 300 тыс. пленников, хотя и эта цифра также представляется завышенной. Тем не менее, очевидно, что урон нашествием был нанесен громадный.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:05

Под Рязанью, куда хан прибыл не раньше 15 или 16 августа, разыгрался последний акт драмы. Вопреки ожиданиям хана, Иван Иванович Рязанский не сумел вернуться в свой стольный город. Московский наместник в Рязани, воевода И.В. Хабар, держал ситуацию под контролем и пресек на корню возможные попытки рязанцев отложиться от Москвы. Выше мы уже отмечали, что он немедленно, как только хан с войском появился в окрестностях Рязани, привел всех местных начальных людей к присяге на верность московскому великому князю. Затем он повторил эту процедуру, когда крымский «царь» вернулся под Рязань. Как показал во время следствия рязанский воевода Ф. Сунбулов, «…как, господине, царь поворотил из земли, и к нам, господине, пришла на Рязань весть, что князь Иван Рязанской с Москвы побежал, и Хабар, господине, учил нас въдругой збирати да привел нас ко владыкеж. И владыка, господине, да Иван Хабар учял нам говорити: нечто деи придет царь к городу, и князь Иван Рязанской с ним, и нам деи опять крест целовати в том, что нам со царем и со князем с города битись и государем вам князя Ивана не назвати, а государь вам князь великий Василий всеа Руси…».
Связав рязанцев двойной клятвой, Иван Хабар сумел не допустить ожидавшегося ханом их перехода на свою сторону. Не имевшему артиллерии Мухаммед-Гирею оставалось рассчитывать только на хитрость. Как писал С. Герберштейн, хан, надеясь усыпить бдительность защитников города, открыл под стенами рязанского кремля базар, разрешив русским выкупать пленников, а своим воинам – выставить на продажу захваченную добычу (логичное решение, позволявшее убить двух зайцев сразу. С одной стороны, создавалась видимость завершения военных действий, а с другой – татарские воины получали возможность обратить свою добычу и пленников, доставить которых до Крыма было сложно, в звонкую монету). Немалые усилия в этом прилагал и находившийся при татарском войске черкасский староста Е. Дашкевич, который «все время выставлял на продажу кое-что из добычи под стенами крепости, намереваясь при удобном случае ворваться в ворота вслед за русскими покупщиками и, выбив оттуда стражу, захватить крепость». Во время этого торга И.В. Хабару удалось выкупить израненного и плененного под Коломной воеводу князя Ф.В. Лопату Оболенского, заплатив за него немалую сумму – то ли 600, то ли 700 рублей, и немало других пленников. Многие пленники сумели бежать из татарского лагеря.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:06

Убедившись, что его хитрость не имела успеха, хан решил добиться повиновения другим путем. И снова обратимся к свидетельству С. Герберштейна, который писал, что «послал одного из своих людей к начальнику крепости, которому приказывал, как рабу своего данника, доставить ему все, что он требовал (согласно немецкому варианту записок Герберштейна, его интересовали прежде всего провиант и фураж – THOR), а также явиться к царю лично…». Иван Хабар, «человек, искушенный в военном деле и такого рода уловках», отказался удовлетворить требование хана до тех пор, пока он не удостоверится в том, что его государь и в самом деле обязался быть данником татар. Пресловутая грамота, данная царевичем Петром, была доставлена воеводе, однако он не торопился открывать ворота Мухаммед-Гирею. Попытка татар, подступивших к сенам Рязани, угрозой штурма вынудить Ивана Хабара открыть ворота города, не имела успеха. Герберштейн приписывает успех дела немецкому пушкарю Иоганну Иордану, который, вопреки приказу испугавшихся русских воевод, на свой страх и риск обстрелял подступивших было к городу татар и литовцев, однако, по нашему мнению, все же главную роль в отражении попытки неприятеля взять Рязань сыграл И.В. Хабар.
Так или иначе, однако Рязань устояла, грамота оказалась в руках московского наместника, а хан был вынужден отказаться от своего намерения завершить свой успешный поход еще и взятием Рязани. Сразу после этого казуса он был вынужден поспешно поворотить домой. Почему? Вряд ли то обстоятельство, что его воины были обременены богатой добычей, на что указывал С. Герберштейн, было первостепенной причиной столь поспешного отступления Мухаммед-Гирея, тем более что в Рязани остался трофей, имевший для хана и татарской знати намного большее значение, чем весь ясырь и вся прочая добыча – данническая грамота Василия III. Герберштейн глухо намекал на какие-то «собственные обстоятельства», вынудившие хана поспешно сняться с лагеря и уйти в Крым. Некоторый свет на эти обстоятельства проливают материалы дипломатической переписки между московским двором и азовскими властями. В октябре 1521 г. в Москву прибыли новые донесения из Азова. В них, помимо всего прочего, сообщалось, что «…как, государь (Василий III – THOR), на Русь пошел царь крымской, и после того, государь, пришло на Крым азтороканцов три станицы: в станиц, государь, триста человек, а в другой станице двесте человек, а в третьей – восмьдесят человек. И те, государь, астороканцы крымских улусов поимали есырю и верблюдов и иного животу несть числа…».
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 07 июл 2009, 12:06

Оставим на совести автора грамоты утверждение относительно количества захваченного ясыря и скота. Нас интересует в данном случае другое – не является ли приход астраханцев на Крым тем самым «собственным обстоятельством», на которое намекал Герберштейн? Расчеты показывают, что если хан покинул свой лагерь на Молочных водах в середине июля, то известие о его уходе с основной массой войска на север могло достичь Астрахани самое позднее через 8-10 дней, т.е. между 22 и 25 июля. Еще пара дней ушла у астраханцев на то, чтобы собраться в поход – то, что выступившее в набег войско было небольшим, свидетельствует, что это были отборные воины, ближнее окружение предпринявших поход князей и мурз. Следовательно, не позднее 26 июля астраханские «станицы» отправились в поход. Двигаясь налегке, скорым маршем, они могли достичь Крыма не раньше 4-5 августа. Гонцу из Крыма, внезапно атакованного астраханцами, необходимо было минимум полторы недели, чтобы достичь лагеря хана под Рязанью. Т.о., можно с достаточно высокой степенью уверенности предположить, что именно известие о нападение астраханцев на Крым, достигшее Мухаммед-Гирея в самый критический момент событий под стенами Рязани, заставило его спешно повернуть домой. Во всяком случае, по нашему мнению, эта весть стала первостепенной причиной, вынудившей хана прекратить поход и повернуть домой, а не известие о том, что Василий III в Волоке собирал новую рать для продолжения войны.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Пред.След.

Вернуться в Человек войны

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3