Слово о великом сыне Руси - Бояне

Форум предназначен для обсуждения тем, связанных с историей обретения "Слова...", с его изучением. Здесь приветствуются обоснованные гипотезы, развенчивание мифов и пр.

Модератор: Лемурий

Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Jarslav » 16 янв 2013, 21:01

Ярослав Славянов.
ОТКРЫТОЕ ПИ С Ь М О

АКАДЕМИКУ Д.С. ЛИХАЧЕВУ

СЛОВО О ВЕЛИКОМ СЫНЕ РУСИ

КРАСНОЯРСК

1982г.





СЛОВО О ВЕЛИКОМ СЫНЕ РУСИ
/Открытое письмо академику Д.С. Лихачеву/
Уважаемый Дмитрий Сергеевич!
- Позвольте мне, без пространного предисловия и без тактико-
этических приемов и сантиментов, в самом начале письма, кратко
и ясно определить суть его содержания и назначения: обоснованное
неопровержимыми доводами, оно призвано восстановить бесспорную
истину, и, тем самым, - навсегда положить конец - неповторимому в
истории мировой литературы, нелепейшему, почти невероятному, и,
потому, неуклюже - кощунственному " забвению' бессмертного имени ве-
личайшего поэта своего времени, - автора "Слова о полку Игореве",
"Слова -моления Даниила Заточника"; "Повести о разорении Рязани
Батыем", "Слова о погибели Русской земли по смерти князя Ярослава
Великого"; ” Повести о жизни и о храбрости благоверного и великого
князя Александра", и других, поистине неподражаемых творений, гения
древнерусской литературы.
Нет необходимости, Дмитрий Сергеевич,- убеждать Вас: даже
в этих,- главных,- названных мною, произведений словутного песне-
творца - достаточно, чтобы определить его роль и место в древне-
русской литературе. И не только в древнерусской.
Этим неповторимым - по силе и величию таланта - песнетворцем,
и, дирижером, в благозвучном хоре древнерусской литературе,-был
великий сын древней Руси,- гениальный поэт, имя которому -Б О Я Н. От него - от БОЯНА, - пошла есть,-истинно русская литература. Его поэмы и сказания, былины и плачи, веселые припевки, тихие наговоры, - все им написанное, сказанное и напетое,-все его, как мы теперь говорим, творческое наследие века,- звучало
в устах русичей, как СЛОВО БОЯНОВО. . .
Писатели древней Руси считали своим долгом,- вторить его
таланту. Через сто двадцать пять лет после ухода БОЯНА из жизни,
Сафоний Рязанский,- воспевая победу Дмитрия Донского в Кули-
ковской битве,- пишет "ЗАДОНШИНУ", и обращается к имени БОЯНА, не
скрывая -явного - подражания "гораздому гудцу",- автору "Слова
о полку Игореве".
Целесообразно и нам, Дмитрий Сергеевич, продолжить - теперь
уже профессиональный, конкретный разговор о творческом наследии
БОЯНА, начиная с поэмы "Слово о полку Игореве”.



"СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ"

/краткий текстологический анализ на авторство /

Поэму "Слово о полку Игореве;, Игоре Святославиче, внуке
Олеговом”,- истинные поэты - называют по достоинству:
ГЕНИАЛЬНОЙ. Маркс дал такую же высочайшую оценку поэме с точки
зрения не только художественной, но и с точки зрения общественно-
политической.
Исходя из этого, не сложно сделать логический вывод: поэма
"Слово о полку Игореве” написана,- ГЕНИАЛЬНЫМ поэтом древней
Руси.
ГЕНИАЛЬНЫМ!, - ибо и сегодня, через семьсот девяносто семь
лет, отделяющих нас от времени похода князя Игоря, мы все еще
поражаемся: каким же могучим талантом нужно было! обладать, чтобы
написать об этом событии/и его последствиях/ так, как написал
об этом автор "Слова о полку Игореве”. Не будем забывать об этом,
Дмитрий Сергеевич. И еще будем помнить: автор "Слова о полку
Игореве" был участником похода, был живым свидетелем поражения
Игоря, и, при всей своей гениальности,- как живой, смертный
человек оказался в плену у Кончака. Вместе с легко раненым кня-
зем Игорем.
Что ждал хан Кончак от князя Игоря, своего пленника? –ни-
чего, кроме выкупа. Князь без дружины был ему не опасен, и не
интересен. Хану не терпелось услышать, что скажет поэт о его,-
Кончаковой, - победе над князем Игорем. Хан понимал: поэт согла-
сился принять участие в походе Игоря и воспеть этот поход, как
истинно патриотический поступок, воспеть в назидание русским
князьям, занятым раздорами между собой. И, конечно же, поэт за-
мышлял воспеть победу Игоря. А теперь - поэт - его пленник,
его заточник! И хан торопит поэта: толмачи готовы переводить
русские слова поэта - БОЯНА для воинов - половцев. Сам хан Кончак
знает русский язык /вернее, владеет им/ и поэтому будет слушать
поэта, сидя на мягкой подушке, в окружении малых ханов, а, рядом
с ним, - под охраной двух могучих воинов, будет стоять князь
Игорь и, - стоя,-/повинуясь своей участи/,- с горечью вслуши-
ваться в новые слова поэта-песнетворца БОЯНА. Ведь БОЯН уже
успел воспеть славу полку Игореву,- началу его похода, и полной
победе Игоря в первом сражении. . .
Во второй битве - слава за Кончаком.


Каким же будет теперь запев "Слова о полку Игореве?"...
Оставшимся в живых русичам и князю Игорю наизусть пом-
нятся слова ПЕРВОГО запева "Слова":
"Кони ржут за Сулою;
Звенит слава в Киеве;
Трубят трубы в Новгороде;
Реют стяги в Путивле!..."
Этот запев теперь неуместен... Плененные русичи - молча, поту-
пив взоры, беспомощно сочувствовали тяжкому положению песнетвор-
ца. Но БОЯН, читая мнимозавершенную часть "Слова", в стане
Кончака, гениально просто, с честью и достоинством начал "Слово
о полку Игореве" с НОВОГО ЗАПЕВА: "Нелепо ли ны бяшеть,братие,
начати старыми словесы трудных повестий о полку Игореве, Игоря
Святославича"... |
Построчный перевод этого нового запева не представляет
текстологических затруднений: "Нелепо ли нам, истинно говоря,
братья русичи,-начинать старыми словами /старым запевом/
трудных повестей о полку Игореве, Игоре Святославиче".
Слово "лепо" следует воспринимать прежде всего в значе-
нии "здраво", "здравомысленно".Лишь значительно позже оно стало
употребляться в смысле "красиво". Но в сочетании с частицей
"не" - "нелепо", -так и осталось -и в наши дни - отрицающим
здравомысленность - здравый смысл,- поступка.действия, мнения,
высказывания.
Следующая фраза нового запева;- "Начати же ся той песни
по былинам сего времени, а не по замышлению Бояню" -перево-
дится в смысловом значении совершенно ясно: Б0ЯН, конечно же,
не замышлял петь о поражении Игоря, но как истинный песнетво-
рец, он должен петь. Петь с горечью, но - правдиво. Петь о
событиях, ставших скорбной былью времени.
Далее, в новом запеве БОНН говорит о том, что совсем не-
давно, он, вещий БОЯН, творил иные - звонкие, безбедные песни -
витая мысленно "сизым орлом под облаками" - и ,что на пиру у
Игоря, после соколиной охоты, он, БОЯН, прежде, чем поднять
заздравную чашу, пел славу:
Старому Ярославу,
Храброму Мстиславу,
Красному Романови...
И заканчивается новый запев словами о том, что теперь,-
ему – БОЯНУ, - петь славу Святославичу довелось не после
соколиной охоты, и не в праздничном застолии, а, после кровавого пира, в стане врага:
- ОРЛОМ -
- взмывая сизым -
- ввысь -
- в подоблачье…
- И ведал он -
- о первых днях
усобицы...
- Но славил их -
- отменною охотою,-
- Когда пускалось
- враз -
по десять соколов
- На тысячные стаи
лебединые!..
- И пир гремел !-
- и пел князьям -
с дружинами
- Он на пирах на тех -
хвалу достойную...
- Смиряя рознь,-
- Он славу пел,-
- ко времени, -
-То - Ярославу Мудрому ,-
- То - храброму
- Мстиславу,-
- что Редедю поразил,-
- в поборьи-
Пред полками, пред Косожскими...
- То Красному Роману !..
- Святославичу-
Боян же, братья,
- ныне-
- Не в застолии!..
Поет суть славы...
- Да-
- Ныне нам-
- Предстало -
- Братья - русичи,-
- Не десять соколов -
- пускать -
- на стаю лебедей,-
Тяжко БОЯНУ петь такую славу Святосла-
вичу,- и БОЯН лишь возлагает свои вещие персты на живые струны
гуслей, которые сами, "князем", славу глухо и скорбно рокочут.
Вот как звучит новый, запев в переводе:

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ,
ИГОРЕ СВ Я Т О С Л А В И Ч Е,
ВНУКЕ ОЛЕГОВОМ.

- Не здраво ли нам -
-ныне,-
братья Русичи,-
- От старых слов
-запевных-
начать повести

-О памятной -
-о битве-
- князя Игоря,-
О тягостной -
-о славе,-
-Святославича!..
- Начнем же мы -
- достойно-
песню - истину ,-
- Начнем ее -
-по скорбным -
- былям времени,-
-Не вторя - |
-слов-
-увы!-
-Бояна Вещего
- Дней прежних...
-Ибо пел он -
-славу-
-русичам,-
- По кронам-
- растекая,-
- мысли -
-белками
- По землям -
-серым волком -
-в думах-
-рыская...
Предстало нам -
- поведать -
- повесть скорбную,-
- Лишь чуть касаясь -
- струн -
- перстами чуткими:
- Пусть сами струны,-
- сами!-
- струны вещие,-
- КНЯЗЕЙ,-
-ДРУЖИНЫ,-
-СЛАВЯТ -
- Мудрым рокотом!..

В конце перевода запева, как Вы, вероятно, заметили, Дмитрий
Сергеевич, - отчество " Святославич" отнесено не к Роману, а к
Игорю,- и в тексте "Слова" эту строку следует читать - бесспорно -
только так : ... "Святославличу Боянъ же, братие не десять соколовъ
на стадо лебедей пущаше, нъ своя вещиа персты на живая струны
въскладаше, - они же сами Княземъ славу рокотаху"...
- Это довод, Дмитрий Сергеевич, не только текстологического
характера. Начиная с Мусина - Пушкина, и кончая, наисовременнейшими
переводчиками , /в том числе и Вами/, строки поэмы, где упоминается
о том, кому пел славу БОЯН,- с окаменелой твердостью переводились
и переводятся так:
- Старому Ярославу,
Храброму Мстиславу,
... Красному Романови
Святославичу!..
Позвольте мне, Дмитрий Сергеевич, по поводу такого перевода,
высказаться без интеллигентной сдержанности: ересь это несусветная,
почти два века морочащая головы доверчивым читателям - текстологами
и переводчиками - которым самим в голову не приходила и не при-
ходит простая и ясная мысль: не мог автор "Слова" петь славу жал-
кому Роману,- тому самому, по батюшке Святославичу, что, вступая
в сговоры с половцами, наводил их на русскую землю, в лично -
корыстных целях! Допустимо предположить, что поэт клеймил "славу"
красного Романа - позором... Но тогда - эта строка,
как говорится,- " ни в какие ворота"...
- Красному Роману
да еще и ... Святославичу !?-
Нет, не тому Роману,- пел славу поэт. В поэме поется слава
Роману другому,- тому, что действительно красен деяниями своими.
И суть этих деяний в том, что действительно - Красный - Роман -
Ростиславич, пресек набеги литовских князей на северные границы
земли русской. Пресек твердо и - надолго. В "Слове” емкие эпитеты,
перед именами князей — не случайны. Они избраны автором "Слова"
соответственно величию имен князей. Гениальный поэт знал, кому петь
славу и умел кратко выразить меру чести.
Вслушайтесь в эпитеты перед именами князей:
- Старому Ярославу,
Храброму Мстиславу,
... Красному Романови! -
Уместно ли было - рядом с названными князьями - даже того
Романа, которого имел ввиду сам поэт,-поименовать еще и по отчест-
ву? Конечно же,- не уместно!
Это значило бы возвеличить его выше Ярослава Старого - великого
среди великих - князя! Первого, русского, великого князя, удостоен-
ного Византией титула царя /цесаря/. Кстати, за пятьсот лет до
Ивана Грозного! О чем наши " рассеянные" историки надолго, /слишком
надолго/, запамятовали. И ,только – только, начинают стеснительно при-
знаваться: не придавалось,- как-то,- этому историческому факту
должного значения... Да и многие концепции, - в связи с этим, - сле-
довало бы пересмотреть / по истории Древней Руси /. А это - лишнее
напряжение академических умов; при тех же гонорарах и высоких
званиях...
Перед нами иная задача: оживить почти омертвлённые истины об
авторстве "Слова о полку Игореве". Итак: при верном прочтении строки :
- " Святославличу Боян же, братие,! не десять соколовъ пущаше,-" |
имя автора - БОЯНА совершенно определенно становится на должное
место. Но, читая "Слово о полку Игореве" - от начала до конца -
настолько проникаешься чувством ощущения присутствия автора, что
у нас Дмитрий Сергеевич, есть возможность перейти к следующим,
не менее весомым текстологическим доводам.
Уже не в запеве, а в самом тексте поэмы, говоря о мужестве и
о решимости Игоря / после затмения солнца/ продолжать поход- БОЯН -
упрекает себя за то, что не настоял отложить поход,- вернуться
войску Игореву с полпути: "О, Бояне, соловию старого времени! Абы
ты сиа полкы ущекотал... Рыща въ тропу Трояню чресъ поля и горы"!..
Так вот - "УЩЕКОТАТЬ", Дмитрий Сергеевич, ни в коем случае
не идентично слову "воспеть".
"УЩЕКОТАТЬ" - значит настроить души воинов и Игоря на благо-
душно-мирный лад. Под щекот соловья человек не может быть настроен
воинственно'... Так - /и только так!/ переводится слово "УШЕКОТАТЬ".
БОЯН обвиняет себя за то, что не ущекотал, не урезонил воинственности
Игоря после затмения солнца - дурного знамения. В то же время,
БОЯНУ-поэту, по душе и неудержимая смелость, и твердое мужество
князя Игоря. Об этом он говорит опять - таки не от своего имени,-
а от имени поэта - БОЯНА:
-Боян, Боян,-
- О, Соловей былого!-
-Тебе бы пыл похода -
-урезонить,-
-Высоким словом, песенным,-
-познаньем
- Времен былых и нынешних -
- свивая
Хвалу неспешной храбрости...
- Но мог ли,-
- Ты в день тот черный,-
-Спешному походу .
Тропой Трояна,-
мог ли ты перечить!?-
- Перечить,-
мщенью мужеством!?...
-Достойно,-
Воздай отныне Игорю -
-Олега
Тому ли внуку гордому...
-И пой же!- ;
Теперь о том и праведно и -
- скорбно...
Следующие строки "Слова" чрезвычайно важны, - в них кратко,
сдержанно и четко выражена и объяснена причина поражения Игоря
во втором сражении с главными силами половцев: "Не буря соколы
занесеч чрез поля широкая, галицы стады бежать къ Дону Великому"...
Вопреки Вашему мнению, Дмитрий Сергеевич, ни о каких галках
здесь речи быть не может. Речь, идет о галицких воинах, приданных
Игорю. Приданных ему князем Галицким Осмомыслом после женитьбы
Игоря на дочери Осмомысла - Ярославне, в 1184 году. Это совершенно
правильно понял способнейший из всех переводчиков "Слова” - Алексей
Константинович Югов. Но А.К. Югов - совершенно неверно трактовал
роль галичан в войске Игоревом во время битвы. Слово "стады" явно
смущало-Югова, и, он, в силу экспрессивности характера, -усиленно, но
беспомощно и бесполезно искал допустимости приложения слова "стады"
к слову "воины" /галичане/. А.К. Югов, к сожалению, так и не понял,
что автор "Слова" заклеймил галичан, как предателей, бегущих с поля
брани беспорядочным стадом к Дону, оставив в построении полков Игоря,-
"прогал”, в который ринулись половцы и разделили войско Игорево
надвое. Свершилось небывалое: из русских рядов побежали воины!_-
перед началом битвы!
- "Не буря соколов несет над ширью поля",-
- То -
\ - Галицкие воины
- отступно -
-Теснятся к Дону -
| в гаме и смятении ...
—Победу вражьим стягам -
- предрекая,-
- Ущербностью,-
в единой русской силе !..
Бот почему:" Дети бесови кликомъ поля прегородиша, а храбрии
Русици преградиша чрълеными щиты" ... Вот почему Игорь полки повора-
чивает для соединения с полками Всеволода.
Не обязательно быть крупным специалистом по ратной стратегии
и тактике того времени, чтобы понять, как вдохновили галичане полов-
цев своим бегством перед битвой, и какой силой ратного духа нужно
было обладать истым русичам, чтобы не дрогнуть, продолжить битву
до конца; стараясь выстроить в единый ряд полки Игоря и Всеволода...
Исход битвы был предрешен. Наблюдая за ходом битвы с каменистого
возвышения, автор "Слова о полку Игореве", перед пленением, успел впи-
сать строку о позорном,- предательском бегстве галичан : "Чили
въспети было вещей Бояне, Велесовъ внуче! Перевод: "Это ли воспевать
тебе Вещий Боян, Велесов внук?!...
Стяги Игоревы - пали. Игорь - пленен. Пленен и поэт Боян,
вместе с послухами /так называл своих слуг БОЯН/. Малая толика
воинов, по строгому велению Игоря, охранявших поэта, и стоявшая
насмерть за жизнь песнетворца - оттеснена... Поэт -БОЯН торжественно
конвоирован и поселен в шатре по соседству с шатром Кончака...
Мнимозавершенную часть "Слова о полку Игореве" БОЯН читает за
несколько дней до побега князя Игоря. Эта часть поэмы явно выделя-
ется из общего текста " Слова о полку Игореве". Она начинается но-
вым запевом и заканчивается словами: "Русичи, великая поля чрълеными
щиты преградища,- ищучи себе чти, а князю - славы".


- О! Русская земля!- ..
- Ты - за холмами...
- Бессмертна!...
- Но твоим сынам -
-навеки,-
- Навеки, -
-здесь,-
-заря -
-за тьму -
-запала...

-Лежать им,-
мглою -
-вечною -
- укрытым,-
-Лежать -
под черным небом -
-вечной ночи...
- О русичи!-
-Сыны земли великой!...
- Не слышать вам -
- ни трели соловьиной,-
Ни галичей -
-позорный!-
-гамный говор...
-
- Исполнив долг свой,-
-красными щитами,-
- Укрыли вы - I
-достойно!-
- поле брани!-
- Достойно вы себе искали чести!-
- А князю - славы!-
Так заканчивается та, повторяю, мнимозавершенная часть "Слова",
которую БОЯН вынужден был, по обязанности и званию песнетворца
/ и дипломатическим соображениям/ читать в стане врага, на сборищной
площади, невдалеке от шатра Кончака, из которого хан, окруженный
свитой, величественно проследовал на приготовленное eмy место, почти
рядом с поэтом - БОЯНОМ. Кончак желал четко слышать, как поэт - БОЯН
будет петь ему славу,- славу победителю. Но славы не последовало.
Не услышал Кончак и слова - "победитель". И, поэтому, нетрудно пред-
ставить, как это оскорбило тщеславие Кончака:’ Кто же победитель?! -
Ты не сказал об этом поэт - БОЯН?!"
Не трудно домыслить и ответ БОЯНА, обладавшего тактом дипло-
мата и чувством юмора:" Догони, хан Кончак, галичан,! они лучше меня
знают - кто победитель. Только как тебе их догнать, хан? - Галичане
все еще со страху бегут и остановиться не могут".
Зная, с каким едким сарказмом и юмором БОЯН создал "Слово-
моление Даниила Заточника"- допустима вероятность предположения,
что именно так,- горькой шуткой, - БОЯН усмирил гнев хана и разря-
дил обстановку по окончании чтения мнимозавершенной части "Слова
о полку Игореве". Пора, кажется, объяснить: почему мне представля-
ется необходимым часть поэмы до слов,-"съ зарания въ пяткъ потоп-
таша поганые плъки половецкыя"... называть «мнимозавершенной». Напи-
санная для "вражьих ушей", для чтения во вражьем стане, эта часть
поэмы,- по форме и содержанию - вполне законченное Произведение,-
внутри всего " Слова о полку Игореве". Эта часть "Слова"' при всей
ее поэтичности,звучности и точности описания событий, отличается
от общего текста - сдержанностью, объективностью и, главное,- ди-
пломатичностью оценки событий,- с точки зрения, и от имени поэта-
БОЯНА. В этой части поэмы - БОЯН, нарочито торжественно, усиленно
подчеркивает, что он, прежде всего, - поэт БОЯН, - и yж только по-
том - русич - душа которого переполнена болью за сынов земли рус-
ской. Эту боль души БОЯН выплеснет в поэме, но не при свидетельстве
недругов - половцев. В стане врага поэт - БОЯН величественно сдержан:
он не "одаряет" половцев эпитетом "поганые", не пренебрегает угодли-
вым вниманием хана Кончака. БОЯНУ нужна свобода. - Там за холмами, на
родной земле,- на Руси - он продолжит "Слово о полку Игореве"-
продолжит, дав волю чувствам, и завершит, как должно: не сдерживая
чувства ненависти и презрения к половецким ордам, злобно опустошав-
шим веси и города Руси.
Строки завершения поэмы, несмотря на некоторую испорченность текста
- легко восстанавливаются,- настолько они поэтично выразительны.
Великолепен и поэтический прием вторжения БОЯНА в тайный раз-
говор ханов, в завершающих строках поэмы!
... Не решаясь дальше преследовать князя Игоря "на следу Игореве
ездить Гзакъ съ Кончакомъ. - Ханы - разговаривают между собой.
Разговаривают тихо, почти шепотом: "молвит Гзакъ Кончакови"...
"Рече Кончакъ ко Гзе"... "И рече Гзакъ къ Кончакови"...
- "РЕКЪ БОЯНЪ" ! - звучит открыто и громко над
фоном тайного разговора ханов. И БОЯН во всеуслышание выносит приго-
вор поэта - песнетворца, жаждущим крови и наживы, не осмысливающим
радости мирных благ ханам,- ханам, теперь уже беспомощно жалким в
своих алчных планах:
-А Боян же сказал:
- Разум - мира венец!..
- Поделом вам -
*
за все! - нечестивым... -
- Гнал вас Князь Святослав,-
- Укрощал Ярослав,-
- Внук Олега -
к смиренью придвинул!..
- Если вас тяготит голова на плечах,-
- Поразмыслите: легче ль без оной?!-
- Русь,-
мила вам-
без князя,
- А князь,- I
без Руси?!- I
- Убирайтесь добром -
-восвояси!-
- Князь - то, Игорь, на Русской Земле!-
... Солнце -
- в небе,-
- горит неугасно!-
... Песни звонкие девичьи-
- льются,-
По Дунаю,-
-от моря до Киева !-
- Игорь едет,-
- к святой - Пирогощей-
- По Боричеву,- |
-в красных доспехах...
- Города, торжествуя, -
-ликуют!-
- Рады миру -
и страны,-
и земли!..
Воинственную тупоголовость половецких ханов,- песнетворец -
БОЯН - презирает и мудро предостерегает: " Не теряйте разума: -
теряя разум,- теряют воинственную голову!" В этом суть завершаю-
щих строк " Слова о полку Игореве"..
Заканчивая, в силу ограниченности места и времени, краткое
обоснование авторства БОЯНА в "Слове о полку Игореве", мне хотелось
бы, Дмитрий Сергеевич, чтобы Вы, положив перед собою и текст
"Слова - моления Даниила Заточника" вместе со мною занялись его тексто-
логическим анализом - ЗАНОВО. Ибо "Слово - моление Даниила Заточника"
Написано БОЯНОМ в том же половецком стане в том же1185 году "специально" хану Кончаку.;
Написано - опять - таки - гениально: дабы под видом "воспевания"
славы - вдрызг высмеять тщеславие и тупость хана.
И... при этом - умудриться получить желанное вознаграждение:
-освобождение из плена и самого БОЯНА, и его двенадцати послухов.
О неповторимости и совершенной "неясности" "Слова - моления
Даниила Заточника",- как Вам известно, исписаны тонны бумаги. Но,-
кто, где, когда, зачем и кому написал его, считалось и считается
поныне - загадкой.
И Вам, Дмитрий Сергеевич, эта "загадка" не далась. А никакой
загадки нет. Попробуем в этом разобраться, опять - таки,- опираясь
на истину,- единственно надежную опору в исследовательской работе.

СЛОВО -МОЛЕНИЕ ДАНИИЛА 3 А Т О Ч Н И К'А

/текстологический анализ на авторство/

После побега Игоря из плена, из стана Кончака,- положение ;
поэта -БОЯНА, безусловно осложнилось. Во - первых, Кончак настаивал
на том, чтобы поэт - БОЯН продолжил "Слово" и обвинил Игоря в трусости:
бегство не делает чести воину. БОЯН дипломатично отказался, сославшись
вероятно, на то, что хану Кончаку это славы не прибавит: ведь Игорь
убежал не с поля брани, а из плена. Стало быть Игорь - обманул, пе-
рехитрил Кончака! И малые ханы будут ехидно посмеиваться над Конча-
ком но и над поэтом - БОЯНОМ. Лучше побегу Игоря не придавать особого
значения и "затмить" разговоры о ловкости Игоря - устройством
празднества - с играми и плясками. Если самому Кончаку устройство
такого увеселения не совсем разумно,- все - таки Игорь - то убежал,-
то он,- БОЯН, согласен,- со своим послухом Даниилкой - скоморохом,-
устроить хану с его приближенными и воинами - веселое представление,
и на этом представлении он, поэт - БОЯН, "постарается" своим участием
в "представлении" - укрепить пошатнувшийся авторитет и слегка поблек-
шую славу хана Кончака. На этой основе появился текст "Слово -
моление Даниила Заточника". И это не просто текст, Дмитрий Сергеевич,
это - сценарий для двух действующих лиц: для строго - торжествен-
ного поэта - БОЯНА и для Даниилки - скомороха, наряженного в рванье,
взлохмаченного, с измазанным сажными потоками лицом, словом вызыва-
ющего смех одним своим видом.
На той же сборищной площади, где БОЯН читал несколько недель
тому назад "Слово о полку Игореве", собрались те же половчане и
плененные русичи, но теперь уже не только слушатели, но и зрители.
На холсте, растянутом на раме из прочных реек,- БОЯН углем изобра-
зил Кончака в натуральную величину. Половчане - ахнули! - У них на
глазах появился второй Кончак!.. Представление - началось. Площадь
то замирала, внимательно вслушиваясь в слова поэта -БОЯНА и толмачей, то покатывалась со смеху от проделок и слов Даниилки -скомороха. А когда это - рискованное для БОЯНА, представление закончилось, Кончак, не уловивший незаурядного подвоха, встал высоко поднял руку и объявил властно: " Я доволен тобой, поэт - БОЯН. Ты удвоил мою славу и силу - теперь нас двое.
- И я отпускаю тебя, поэт - БОЯН, только не в Русь, а за море,-
будешь в заморских странах славить силу мою, богатство и мое почтение
к тебе, поэт - БОЯН. Я одаряю тебя, поэт - БОЯН, золотом и самой
красивой полонянкой. Ты - свободен, поэт - БОЯН! И Даниилку забирай
с собой. И всех послухов твоих я отпускаю в Русь – они - не воины.
Да будет так, как я сказал! - Я - великий хан Кончак!""
Это вступление, разумеется, Дмитрий Сергеевич, не из научного
трактата. Это всего-навсего зарисовка из сценария для фильма о
БОЯНЕ. А вот так,- делится, текстологически, для исполнения в
двух лицах, сценарий - текст "Слово - моление Даниила Заточника":!
БОЯН:
/ нарочито
торжественно/
Вострубим, как в златокованые трубы, во все
силы ума своего и начнем бить в серебряные
органы, гордости своею мудростью! Восстань,
слава моя,- восстань в псалтыри и в гуслях!

Даниилка:
/ лениво потягива-
ясь и сонно зевая/

Встану рано, да исповедаюсь перед тобой...
/ Общий смех/

БОЯН:
Да раскрою в притчах загадки мои, и провещаю
в народах славу мою!

Даниил:
/с почтением ука-
зывая на БОЯНА/
Сердце смышленного укрепляется в теле его
красотою и мудростью, а моему языку быть
тростию книжника - скорописца,- и устам моим
вторить написанному, как речной быстрине
в берегах струиться, не выходя из них...

БОЯН:
Ради этого, ради сочувствия ближнему моему, и
написано все это,- дабы разбить зло, как
древние /спартанцы/ младенца о камень...

Даниилка:
/заискивающе,
обращаясь к
хану Кончаку/:
Но боюсь, господине, похуления, твоего на
меня...
/ Общий смех/...

- ... И так весь текст " Заточника" четко делится на фразы - на
слова - поэта - БОЯНА и слова Даниилки - скомороха. В данной работе
нет необходимости перепечатывать все "Слово - моление Даниила заточ-
ника”. Мы изберем только те фразы из "Заточника”, которые связывают
его со "Словом о полку Игореве" явными признаками единоавторства.
Вот, например, фраза:
БОЯН: Ибо, господине, кому живется боголюбиво, а мне горе
лютое, кому - бело озеро, а мне - смолы черней; ко-
му Лаче озеро, а мне на нем сидя, плачь горький ;
кому - Новгород/Северский/, а мне - и углы опали ,
ибо не в расцвете судьба моя ...
БОЯН: Не лгал мне Ростислав - князь, когда говорил: "Лучше
мне смерть, нежели Курское княжение”...
Даниилка: Дивно за бугром коней пасти...
БОЯН: Гусли ведь настраиваются перстами...
Поход Игоря начался из Новгорода Северского и Курска. Автор
"Слова о полку Игореве", поэт - БОЯН,- участник похода и пленен
вместе с Игорем. И в "Заточнике" говорится о том же: о Новгороде
и Курске, о том, что автор "Заточника" живет на берегу озера -
в шатре /в жилье без углов/.
Он, поэт - песнетворец, и в "Заточнике". И не просто поэт,-
а поэт всеизвестный,- прославленный, но находится в "заточении",
от которого жаждет избавиться: "Восстань, слава моя, восстань в
псалтыри и в гуслях"...
- Совершенно очевидно, Дмитрий Сергеевич, что автор "Слова о
полку Игореве" и автор "Заточника" - одно и то же лицо - поэт-БОЯН.
И "Слово - моление Даниила Заточника" должно быть изучено не
менее тщательно, чем "Слово о полку Игореве". В "Заточнике", в про-
изведении не менее талантливом, чем "Слово о полку Игореве", лите-
ратурный гений БОЯНА раскрывается в полную мощь: в "Заточнике"
БОЯН - "играючи" - велик как мыслитель, глубоко понимающий суть жиз-
ни, ее извечные мелочные перипетии и общеземные проблемы. В "Заточ-
нике", построенном на общежитейских и личных мотивах,- ценнейшие
автобиографические сведения о БОЯНЕ. Устами Даниилки, в "Заточнике",
БОЯН называет себя книжником - скорописцем, а в конце текста "Заточ-
ника", Даниилка говорит, обращаясь к хану Кончаку,: " Я, княже, ни за
море не ездил, ни у философов не учился"... Это относится к БОЯНУ.
Он -БОЯН, книжник - скорописец, учился не только дома, на Руси, но
и за морем у великих философов. Вот, почему, исследователи "Слова
-моления Даниила Заточника" терялись в догадках, когда пытались
понять, кем мог быть автор "Заточника" в жизни: талантливым ре-
месленником, высокопоставленным церковным служителем или остроумным
и мудрым боярином - советником князя в государственных и хозяйствен-
ных делах, но за что - то угодившим в опалу...
Нет, Дмитрий Сергеевич, не в опале был автор "Заточника", а в
плену. И по "специальности" он - образованнейший человек своего
времени, прекрасно разбиравшийся в ремесленных, церковных, хозяй-
ственных и государственных делах,- был книжником - скорописцем -по-
этом- песнетворцем. И не только поэтом - песнетворцем. У Козьмы
Пруткова и Евг. Сазонова был гениальный прородитель, автор "Слова
-моления Даниила - Заточника".
Великий БОЯН устроил Кончаку " представление" в двух лицах.
Текст "Заточника" - это сплошное сияние мудрых притчей, лукавых
загадочностей и сплошные - убийственно хлесткие, неподражаемо
тонко завуалированные, иносказания.
" Заточник” - это гениальная игра БОЯНА " во все силы-ума сво-
его", игра "гордостью своею мудростью". БОЯН с блеском выиграл эту
игру - игру ума и таланта поэта - с высокомерной тупостью хана.
Может возникнуть вопрос: почему в "Слове о полку Игореве"
/ в той мнимозавершенной части, которую он читал половчанам и пле-
ненным русичам на сборищной площади/ БОЯН в малом по объему тексте
- пять раз! - называет свое имя, а во всем тексте "Заточника", даже
мельком не упоминает его?..
- Понять это, Дмитрий Сергеевич, проще простого: зачем БОЯНУ в
" Заточнике" называть свое имя, если слушатели и зрители "представ-
ления" - половчане и русичи хорошо знают, что они слушают и видят
перед собою БОЯНА. Поэтому БОЯН называет по имени лишь своего " на-
парника" по игре - Даниилку. Дабы знали все, что он - скоморох по
имени Даниил - "вымолил" у Кончака свободу и себе, и БОЯНУ, кото-
рый сам лично не намерен был унижаться перед ханом, даже ради сво-
боды. БОЯН попросту брезговал упоминать свое имя в сценарии "Заточ-
ника", ибо его обращение к хану Кончаку было не истинным словом
БОЯНА,- а, /далеко не безопасной/ игрой в "СЛОВО Б0ЯН0В0". Будь
сам БОЯН менее талантлив , или Даниилка менее сообразителен, "Слово
-моление Даниила Заточника" было бы последним творением БОЯНА. Но,
как уже говорилось, БОЯН выиграл состязание света, разума и таланта
с темной кичливостью, силой и властью!
И вернувшись из половецкого стана / через Византию, Готию и
Болгарию/ на родную землю русскую двадцатисемилетним, БОЯН жил и
творил на ней до - поистине - глубоких седин - до 108 лет.
Закончив в 1186 году "Слово о полку Игореве", БОЯН еще около
восьмидесяти лет жизни посвятил творчеству. Посвятил литературе
Руси, ее культуре, ее просвещению и ее истории. Да, можно без пре-
увеличения сказать, что БОЯН творил не только литературу Древней
Руси, но и ее историю. По всей Руси, во всех княжествах, БОЯН ис-
кал князя, который смог бы противопоставить силе монголо - татаро-
ких и шведско -немецких завоевателей - силу русскую. Противопоста-
вить не просто силу - силе, но и мудрость поли - и ,что на пиру у
Игоря, после соколиной охоты, он, БОЯН, прежде, чем поднять
заздравную чашу, пел славу:
Старому Ярославу,
Храброму Мстиславу,
Красному Романови...
И заканчивается новый запев словами о том, что теперь,-
ему – БОЯНУ, - петь славу Святославичу довелось не после
соколиной охоты, и не в праздничном застолии, а, после кровавого пира, в стане врага:
- ОРЛОМ -
- взмывая сизым -
- ввысь -
- в подоблачье…
- И ведал он -
- о первых днях
усобицы...
- Но славил их -
- отменною охотою,-
- Когда пускалось
- враз -
по десять соколов
- На тысячные стаи
лебединые!..
- И пир гремел !-
- и пел князьям -
с дружинами
- Он на пирах на тех -
хвалу достойную...
- Смиряя рознь,-
- Он славу пел,-
- ко времени, -
-То - Ярославу Мудрому ,-
- То - храброму
- Мстиславу,-
- что Редедю поразил,-
- в поборьи-
Пред полками, пред Косожскими...
- То Красному Роману !..
- Святославичу-
Боян же, братья,
- ныне-
- Не в застолии!..
Поет суть славы...
- Да-
- Ныне нам-
- Предстало -
- Братья - русичи,-
- Не десять соколов -
- пускать -
- на стаю лебедей,-
Тяжко БОЯНУ петь такую славу Святосла-
вичу,- и БОЯН лишь возлагает свои вещие персты на живые струны
гСлове о полку Игоревеуслей, которые сами, тики. И БОЯН нашел,
открыл для Руси такого князя. Став "домочадцем" Александра Нев-
ского, и, воспользовавшись непререкаемым авторитетом словутного
песнетворца, БОЯН внушил новгородцам и псковичам, что только во
главе с князем Александром они смогу преодолеть шведских, а затем
и немецких рыцарей. Понимая, как обескровлены силы русичей после
"ледового побоища", он - БОЯН - внушил и Александру Невскому муд-
рую политическую мысль о необходимости пойти на мнимый " поклон"
к хану Сартаку: Руси нужна была передышка для накапливания сил.
Вместе с Александром Невским у Сартака, возможно, "гостил" и
БОЯН в качестве переводчика и советника /разумеется под иным име-
нем/, пока князь - воин не освоился с ролью князя - дипломата. Неожи-
данная, преждевременная смерть Александра Невского /1263 г./ отра-
зилась непреходящей болью в душе БОЯНА. Почти не надеясь написать
повесть до конца /БОЯНУ было уже 106 лет/, он решается хотя бы
положить "начаток" повести, чтобы церковники не превратили образ
князя в образ святоши.
И БОЯН - успел - дописал повесть до конца, по своему, по -
БОЯНОВСКИ. Наделив имя Александра Невского святостью, он воспел
в образе князя Александра Невского главные его черты: мудрость
государственного деятеля и стратега - истинного патриота земли
русской. Повесть о великом князе Александре Невском - последнее
законченное творение великого БОЯНА. Лебединая песнь славутного
песнетворца - "Слово о погибели русской земли по смерти великого
князя Ярослава" - осталась незавершенной. Причины тому могут быть
две: или уход БОЯНА из жизни, или неугасимая и вещая вера великого
БОЯНА в бессмертие земли русской, и БОЯН - сознательно -оборвал
лебединую песнь, поручая самому времени, самой истории завершить
ее - иными - гимновыми словами славы и величия, - словами, кото-
рыми БОЯН начал, в тяжкое для Руси время, свою лебединую песнь:
" 0 светло светлая и красно украшенная земля русская!"
Поистине вещий, великий сын Руси БОЯН - всю свою жизнь по-
святил благу и процветанию родной земли. Он пророчески предсказал
и ее светлое "красно украшенное" будущее. Литературный гений веще-
го БОЯНА был духовным оплотом народа русского в эпoxy почти трех-
векового ига. Завоеватели не одолели его словутности. СЛОВО БОЯ-
НОВО, его имя и память о нем,- от поколения к поколению народ
возрождал и устно, и свято хранил письменные источники - творения
БОЯНА - тайно множа их старательной перепиской, в недоступных для
ханских соглядатаев, кельях и светелках. Внешние враги БОЯНА были
беспомощны в желании искоренить его бессмертную славу. Это почти
"сотворили" его соотечественники - церковники, - в период раскола,
когда без разбора сжигались рукописные памятники; царь Иван Грозный-
приказавший опустошить церкви и монастыри Новгорода и Пскова.
Опричники с тупым восторгом любовались кострами из летописей,
"изборников" и других бесценных сокровищ,, которые, для темных ис-
полнителей царской воли, были не более чем "хламом"...
Нет сомнения в том, что среди пылающих тогда сокровищ пылали
и творения БОЯНА, в свое время довольно долго жившего в Новгороде
и Пскове, рядом с князем Александром Невским. Возможно, в личной
библиотеке Ивана Грозного что - то созданное рукой БОЯНА -уцелело
от костров, устроенных по велению царя. Но библиотека Грозного -
пока - не обнаружена. Круг возможностей встречи с творениями БОЯНА,
как видим, исторически сужался до экземпляра "изборника" БОЯНА на
его Родине - в Ярославле. И следом за церковниками и опричниками
- ученый муж А. И. Мусин - Пушкин подверг его пламени московского
пожара,- подверг своей безответственностью и неспособностью оце-
нить бесценность этой рукописи.
И стоит ли сегодня удивляться бездарности перевода "Слова
о полку Игореве", который он - Мусин - Пушкин успел, слава богу.
сделать. Стоит ли удивляться и тому, что он, чиновник, Мусин -Пуш-
кин, и иже с ним - чиновно -ученые мужи,- не усмотрели в "Слове о пол-
ку Игореве" величественный образ самого автора - гениального песне-
творца, поэта - БОЯНА. Удивления достойно иное, Дмитрий Сергеевич.
Как до сих пор, бесспорная истина, истина - явная и абсолютная -
истина об авторстве "Слова о полку Игореве" - не могла выбиться
к свету из под темного гнета Мусин - Пушкинского недомыслия? Как
могло "умозаключение" литературно бездарного обер - прокурора Синода-
Мусина - Пушкина оказаться настолько "весомым", что обратилось в
нелепо - кощунственную ДОГМУ о "безвестности" автора "Слова о полку
Игореве"? Как могло свершиться такое, что эта заскорузлая, пустопо-
рожняя догма с непостижимой живучестью перекарабкалась и в наш век,-
и до сих пор,- глыбоподобно давит на умы ученых - литературоведов
и переводчиков "Слова о полку Игореве"? - Откуда в ней, в этой без-
донно - пустопорожней и неуклюже - кощунственной догме о "безвестности"
бессмертного имени БОЯНА - оказалось столько глыбоподобной " весо -
мости" и "непоколебимости", кто утвердил эту "непоколебимость"?! -
Ответить, Дмитрий Сергеевич, на это можно, разобравшись в
стечении обстоятельств, при которых " совокупностью» деяний и мне-
ний имен известнейших порождена была эта догма и наделена статусом
" неприкосновенности". Не впадая в панический страх перед авторите-
тетами, назовем, Дмитрий Сергеевич, - почтеннейшие имена " творцов"
догмы: Мусин - Пушкин, Карамзин, Жуковский, и косвенно - A.C. Пушкин.
Сами того не ведая, и, разумеется, без злого умысла, они "совокупностью"
деяний и непререкаемостью авторитетов наложили "вето" на имя Бояна.
И величественный образ гениального поэта перевоплотился в образ
старца - гусляра, что якобы под руку с поводырем - подростком бродил по
Руси и пел славу русским князьям - самоучно подыгрывая пению своему на
самодельных гуслях. Примитивизм образа БОЯНА прижился с легкостью
необыкновенной. И не случайно: на Руси действительно было немало таких
гусляров - песнетворцев, от которых берет свое начало устное народ-
ное творчество. Имена их не сохранены, поскольку народное творчество
имен не фиксирует, не называет, - в силу самой специфики устного на-
родного творчества - живущего рядом, и - совместно - с литературой
письменной. * ~
Разумеется, Дмитрий Сергеевич, это открытое письмо - не моно-
графия о жизни и творчестве БОЯНА, работе над которой мне выпало на
долю посвятить более тридцати лет. Поэтому, мною избраны / из всего
содержания монографии/ только те текстологические, литературоведче-
ские и историко - хронологические доводы, которые с очевидной, даже
не для специалиста, убедительностью раскрывают научную несостоятель-
ность " ученой" позиции о безвестности" автора "Слова о полку Иго-
реве" - иначе говоря - кощунственного ученого забвения имени гениаль-
ного поэта древней Руси.
Форпост этой " ученой" позиции восемнадцать десятилетий
зижделся на литературной бездарности и обер - прокурорской "ученос-
ти" Мyсина - Пушкина, а пустые тылы ее ограждала неподступная стена
из " совокупности" целого ряда - высочайшего, с точки зрения автори-
тета имен, оказавшихся в этой неестественной, несовместимой "сово-
купности" по роковому стечению обстоятельств.
Следом за Мусиным - Пушкиным " Слово о полку Игореве "изволи-
лось перевести достославному поэту Василию Андреевичу Жуковскому .
Умертвив гениальное творение БОЯНА изысканными рифмами, Жуковский
и не помышлял посягать на авторитет Мусина - Пушкина, Бантыш -Камен-
ского и Карамзина. Тем самым, Жуковский, не мало не задумываясь, при-
совокупил свое мнение к бездарно - поэтическому умозаключению Мусина
- Пушкина о том, что "имя сочинителя, к сожалению, неизвестным осталось".


Вы вправе, Дмитрий Сергеевич, задать мне самый весомый и
щепетильный вопрос: а сам Александр Сергеевич Пушкин? - он что,-
тоже не обладал достаточной поэтической прозорливостью, чтобы
ощутить и утвердить авторство БОЯНА в гениальном "Слове о полку
Игореве"?..
- Да, Дмитрий Сергеевич, A.C. Пушкин нигде не обмолвился об этом
ни строкой, и нам не известно мнение А. С. Пушкина по этому поводу.
Но хорошо известно, как раздражали A.C. Пушкина пустопорожние толки
вокруг "Слова о полку Игореве". Именно он - великий Пушкин дал
достойную отповедь злопыхателям типа Сенковского, пытавшимся
высунуть на свет божий подпольно - крысиную идейку о "сомнитель-
ной" подлинности "Слова о полку Игореве" Поэтическую грандиозность
древней поэмы, истекающие желчью злопыхатели, пыжились передвинуть
из двенадцатого в семнадцатый век!
И на сколько же высоко было мнение A.C. Пушкина о поэтическом вели-
чии "Слова", если он, как Вам известно, всю поэзию семнадцатого
века не ставил в сравнение только с одним описанием битвы русичей
с половцами; битвы полков князя Игоря с полками хана Кончака...
Неподражаемость и неподдельность древней поэмы A.C. Пушкин
отстоял решительно и гласно. Что же касается его отношения к автор-
ству "Слова", то повторяю, Дмитрий Сергеевич, - нам мнение
A.C. Пушкина не известно. При всем не очень - то почтительном , а, по-
рой, и бесшабашном отношении к светским нормам этики, А.С. Пушкин
не мог позволить себе во всеуслышание объявить переводы "Слова"
Мусина - Пушкина и тем более Жуковского;- бездарными, Мусин -Пушкин-
бог с ним - он уже в истории... Но при живом - то Василии Андреевиче
Жуковском - письменно - выразить на всю Россию такое?!. - Нет,
A.C. Пушкин не мог себе такого позволить, ибо понимал: современники
воспримут этот его шаг, как стремление "обойти" Жуковского, и пока-
зать опекуну и доброжелателю - неблагодарную спину...
Сквозь душевную боль у Пушкина вырывались лишь сдержанные и заву-
алированные эпиграмным стилем строки Вспомните, Дмитрий Сергеевич:
- Я - просто Пушкин...
- Не .Мусин...
в этой строке, безусловно, нечто более глубокое, нежели эпиграмная
словесная игривость... Первопереводчик "Слова" Мусин - Пушкин -Граф,
обер - прокурор Синода, Тайный Советник, Кавалер и, наконец, вице
- президент Академии Художеств...
И "просто" А.С. Пушкину высказывать свое мнение о бесталанности
перевода Мусина - Пушкина - неприличествует, потому как, потрудился
таки, первопереводчик, старательно.
А тут еще и Василий Андреевич Жуковский! - С полным чиновным и
поэтическим почтением к высокой "учености” первопереводчика Мусина-
Пушкина... Да еще и со стихотворным переводом "Слова", что совер-
шенно недопустимо! Никто из современников не понимал этого так глу-
боко, как Пушкин - великий Александр Сергеевич. Но он, в силу обсто-
ятельств, вынужден был умолчать об этом. И мы не в праве, Дмитрий
Сергеевич, упрекать А.С. Пушкина за то, что его "молчание" воспринято
было, как знак согласия с мнениями и переводными деяниями Мусина -
Пушкина, Карамзина и Жуковского. Дуэль с Дантесом оборвала жизнь
поэта и лишила нас возможности иметь перевод "Слова о полку Игореве",
который A.C. Пушкин намеревался со временем осуществить. Намеревал-
ся, но не осуществил, не успел... И косвенно стал единомышленником
и соавтором догмы о " безвестности" автора "Слова о полку Игореве".
А кто же из последующих переводчиков "Слова" мог решиться "перечить"
самому Пушкину во мнении об авторстве древней поэмы? Никто... Хотя
" перечить", как видим, Дмитрий Сергеевич,-нечему! Пушкин не успел
сказать своего последнего слова о гениальном творении БОЯНА. В этом
- суть несправедливости- считать A.C. Пушкина причастным к творцам
догмы о "безвестности" бессмертного имени БОЯНА. Таким образом, твор-
цом этой пустопорожней догмы является Мусин -Пушкин, бездумно и угод-
ливо поддержанный Карамзиным и Жуковским. A.C. Пушкин к творению
этой догмы не причастен.
Однако, литературоведы до сих пор рассматривают невысказанное мнение
A.C. Пушкина в "совокупности" с мнением вышеназванных имен. С этим
заблуждением пора решительно покончить. Ибо, как Вы У убедились,
Дмитрий Сергеевич, На это есть все основания.
От этого беспочвенного навета пора освободить имя А. С .Пушкина.
Пора освободить его и от собственного заблуждения, в котором
А.С. Пушкин оказался, когда писал: "Слово о полку Игореве’1 возвышает-
ся уединенным памятником в пустыне нашей древней словесности”...
Даже в наши дни, после стольких лет исследовательской работы многих
и многих ученых - специалистов но древнерусской литературе -
представления о её богатстве и величии, скажем без обиняков, - пока
узки и примитивны, а во времена А.С. Пушкина знания образованными
россиянами древнерусских литературных памятников были - ничтожны.
И в этом - не вина А. С. Пушкина, а его тягостная беспомощность...
Пораженный литературным гением древнерусского поэта - автора "Слова
о полку Игореве", А.С. Пушкин, к сожалению, не имел ни малейшего
представления о других его творениях, о его судьбе, о его, как
принято сегодня говорить, - творческой биографии.
Сказать об этом представилась возможность только сегодня, Дмитрий
Сергеевич, когда литературоведческая наука, как и все другие науки,
плутая и выправляя свой путь - продвинулась неизмеримо дальше , чем
в Пушкинское время.
В наше время мы располагаем таким количеством литературоведческой
информации, что имеем возможность, Дмитрий Сергеевич, говорить
даже о биографии БОЯНА, основываясь, разумеется, не только на
"Слове о полку Игореве“; и "Слове-молении Даниила Заточника" , которые
кратко проанализированы как авторство БОЯНА, но и на тех его произ-
ведениях, что в данном письме не упоминались. Имеются ввиду переводы
БОЯНОМ литературных произведений греческих, индийских, болгарских
и иных авторов. Переводные произведения БОЯНА удивительно бережно
и талантливо авторизованы на русский лад и, поэтому, они вносят
ценнейшие сведения о творческой и жизненной биографии БОЯНА .

Сведения о биографии Бояна (продолжение письма) см. в одноименной теме
Последний раз редактировалось Jarslav 16 янв 2013, 21:41, всего редактировалось 1 раз.
Jarslav
Логограф
Логограф
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 28 мар 2012, 18:46

О творческом наследии и неповторимой судьбе Бояна

Сообщение Jarslav » 16 янв 2013, 21:26

Ярослав Славянов

ДВА О Т K P Ы Т Ы X П И С Ь М А
НАКАНУНЕ

ЗНАМЕНАТЕЛЬНОГО ЮБИЛЕЯ

г. Красноярск,

16.09.85г.


ТЕМА: О ТВОРЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ И НЕПОВТОРИМОЙ
ПОЭТИЧЕСКОЙ СУДЬБЕ БОЯНА,-
ВЕЛИКОГО СЫНА ДРЕВНЕЙ РУСИ,
ГЕНИАЛЬНОГО ТВОРЦА ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

СУТЬ: ОТ НЕЛЕПО-КОЩУНСТВЕННОЙ ЗАСКОРУЗЛОЙ ДОГМЫ,-
К ЖИВОМУ, ЗДРАВОМУ торжеству бесспорной истины,
ОТРАЖЕННОЙ В БЕССМЕРТНЫХ ТВОРЕНИЯХ БОЯНА,-
ДОШЕДШИХ-ЧЕРЕ3 ВОСЕМЬ СТОЛЕТИЙ - ДО НАШИХ ДНЕЙ.

МЕ Т О Д: АБСОЛЮТНО ОБЪЕКТИВНЫЙ НАУЧНО-ТВОРЧЕСКИЙ ПОИСК,-
БЕЗ ВЯЩЕГО КОПОШЕНИЯ В ПОТЕМКАХ НЕДОМЫСЛИЯ;
БЕЗ НАИВНО - ВЫСОКОМЕРНОЙ КИЧЛИВОСТИ УЧЕНОСТЬЮ;
БЕЗ НАВЯЗЧИВЫХ КОНЦЕПЦИОННЫХ ИЗМЫШЛЕНИЙ,
ПОРОЖДАЕМЫХ НАУЧНО - ЧИНОВНОЙ НЕПРЕРЕКАЕМОСТЬЮ;
ПОИСК,-ПРИ СВЕТЕ РАЗУМА И ДУХОВНОГО ОТКРОВЕНИЯ.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
Членам комиссии по проблемам "Слова о полку Игореве"
При СП СССР

Уважаемые товарищи! - прежде чем предоставить
вашему вниманию текст открытого письма, адресованного мною
академику Д.С. Лихачеву, мне представляется необходимым
обратиться и к вам с открытым же письмом и по той же теме.
Считаю своим долгом, высказать, разумеется, личное,
"частное", как говорится, мнение, с которым осмеливаюсь
вторгаться в дела и задачи сугубо официальной и широко-
общественной организации. Да проститься мне это вынужденное
непочтение к инстанциозности и официальности...
Итак, начнем разговор с того, что несколько лет
тому назад, при СП, была создана вышеупомянутая комиссия.
Создавалась она на "голом" месте, полустихийно, и с неопре-
деленными полномочиями.
В результате, членами ее стали литераторы, в основном,
извините, не отягощенные, в достаточном объеме, знаниями
древнерусской истории и культуры. По замыслу организаторов
комиссии ей надлежало и надлежит решать проблемы, связанные
с одним - единственным памятником древнерусской литературы,
более или менее известным и организаторам и членам самой комис-
сии. Посему комиссию так и поименовали: по проблемам
"Слова о полку Игореве". И никому не показалось, скажем, прямее,
- не пришло в голову, что для такой мощной ныне творческой
организации, как СП СССР - это, по меньшей мере, в казенном
смысле, не солидно, а в творческом - узко, малоинициативно,
мелкомысленно...
При Союзе Писателей, по моему глубокому убеждению,
многими годами раньше, следовало бы не просто "существовать,"
а жить и творить - комиссии должного масштаба и назначения:
"Комиссии по проблемам древнерусской литературы".
При таком осмыслении задач всесоюзной писательской
организации, а точнее ее специальной комиссии, и проблемы, связанные со "Словом о полку Игореве" решались бы, безусловно,
действенней, результативнее, и с должной высокой творческой
ответственностью.


Нынешняя же комиссия по проблемам "Слово о полку
Игореве" лишь компрометирует возможности творческой организа-
ции, в стенах Которой бесконтрольно проявляются разбродные
усердия, во что бы то ни стало, выдать что -то свое, "комис-
сионное".
В самом деле, чего стоят одни только вящие, ни на чем
не базирующиеся, сенсационные измышления секретаря комиссии
А. Никитина?!
Будучи комиссионным секретарем А. Никитин / вероятно,
как лицо официальное/ сумел проникнуть на страницы ".Нового
мира" и болгарского журнала "Обзор" со своим "открытием",
построенном, повторялю, на одних лишь несусветных измышлениях.
Суть их заключается в том, что, якобы поэт - песнетворец
Боян,- родом из Болгарии. И что на Русь он пришел уже известным
в Болгарии литератором. Пришел, чтобы не только обучить русичей
литературному мастерству, но и жить и творить на Руси,
до конца дней своих... А дальше - по Никитину - "Слово о полку
Игореве", лишь подражание творениям Великого Бояна.
А. еще дальше - Никитин, неизвестно из каких полномочий,
пообещал вернуть болгарскому народу, его великого сына,
и устроить торжества, по случаю 9OO - летия, не то рождения,
не то кончины Великого Бояна, что для Никитина, представляется
не суть важным, поскольку даты жизни Бояна, комиссионным секре-
тарем усматриваются, как говорится, в полной научной темноте...
Что еще можно сказать по поводу публикаций А. Никитина
в; "Новом мире" и "Обзоре”? - Можно, конечно, основательно,
на полном серьезе, опровергать измышления А. Никитина много-
словием научных доводов. А можно и должно, не тратя понапрасну
уйму времени и бумаги, коротко и полно оценить сочинительскую
прыть А. Никитина: это же чистейшей воды... хлестаковщина! -
- безответственная, бесшабашная, беспардонная,
умилительно - наивная, в хотении сотворить что-нибудь этакое,
невероятно - особенное, - без реального ощущения собственных, увы
ограниченных возможностей.
С легкостью необыкновенной, с какой, распалясь,Гого-
левскии Хлестаков, взялся "управлять" департаментом, Никитин
взялся за "освещение" темы жизни и творчества Бояна, темы, кото-
рая лишь для прикосновения к ней - потребовала годы и годы кро-
потливейшего труда, труда изнурительного, и безмерно радостного,
когда нестерпимая боль в висках, от бессонных ночей, вдруг схлынет
от озарения: вот она та буква -единственная, всего ли ль буква,
подтверждающая небеспочвенное, тягостное сомнение в правильности
интерпретации строки другими исследователями... Всего лишь буква.!.
К примеру, вокруг "Емляху дань по беле от двора" - долгие годы
между серьезными исследователями "Слова о полку Игореве" шли
дебаты: по белке, по монете, или по горностаю, собирали половцы
дань с каждого двора, беспрепятственно, некоторое время, набегая
на русские земли, в результате поражения Игоря в далекой половец-
кой степи. Так вот, дебаты по поводу белок, монет и горностаев
/и даже песцов/ были бурными, но... напрасными. В тексте "Слова",
после слов "Емляху дань" нужно поставить точку. И следующая строка
наполняется четким, ясным смыслом: "Побеге от двора ти ибо два
храбрая Святъславлича, Игорь и Всеволод, уже лжу убудиста,, которую
то бяше успилъ отець ихъ Святъславъ грозный великыи Киевскыи
грозою"... Интуитивно верно почувствованная описка в тексте одной
буквы избавляет поэму о т "темного места", исследователей от поле-
мики в области "пушных знаний", а автора "Слова о полку Игореве"-
от упреков злопыхателей - в поверхностном знании, современных ему,
правил сбора дани. Автор "Слова", конечно же - знал, что дань, в
его время, собиралась не "от двора", а "от дыма". И конкретизировать
вид и размер дани у автора "Слова" не было необходимости, ибо он
говорит о грабеже половцами тех русских земель /княжеств/,из
которых князья "побеге от двора",- оставили свои земли беззащит-
ными и, тем самым, возбудили у половцев жажду легкой наживы.
Таковы, лишь на одном примере, тяготы и радости исследовательской
работы. Вряд, ли они знакомы А. Никитину. Иначе он не уподобился
бы Хлестакову в своих, легких, как дым, намерениях "управлять"
не каким то там "департаментом", а всей поэтической судьбой Бояна.
И понимает ли Никитин, что Хлестаков, в сравнении
с ним - Никитиным, - куда как безобиден: круг семьи городничего
- это не круг читателей " Нового мира" и "Обзора"... И как
теперь быть Никитину с его "щедрейшим" обещанием одарить бол-
гарский народ гениальным поэтом древней Руси - Бояном?...
• А может быть Никитин не так прост и наивен в помыслах?-
• Возможно он болгар считает настолько наивными, что они, из
патриотических чувств, станут, в сплошном единодушии, проявлять
недовольство: вот, мол, Никитин обещал, а все остальные рус-
ские - против возвращения Бояна Болгарии... Не хочется верить,
что Никитин так примитивно представляет себе знание болгарским
народом своей истории и культуры. Время покажет, что было
у Никитина /и иже с ним/ на уме... А сегодня, хочется надеяться,
что члены комиссии по проблемам "Слова о полку Игореве"
непричастные к безапелляционным опусам Никитина в "Новом мире"
и "Обзоре", помогут своему коллеге избавиться от хлопот по
"переселению” Бояна, а, заодно, и от ореола "славы" создателя
очередной кощунственно - нелепой версии вокруг имени Бояна...
Говорю об этом, как человек, который более четырех лет тому
назад "довел" свою тридцатилетнюю работу о творческом наследии
Бояна до относительной завершенности... И тогда мне подумалось:
не будет пустым бахвальством, если я ознакомлю с нею... пожалуй...
академика Д.С. Лихачева...
Дмитрий Сергеевич принял меня не без предвзятой настороженности:
что может сказать о "Слове" человек в науке неизвестный,
да еще и с периферии?... Вероятно, нечто... дилетантское...
Однако, вскоре, беседа приняла характер, как мне показалось,
искренней научной "безранговости"... Дмитрий Сергеевич, не отвле-
каясь прочел фрагменты моего перевода "Слова": доводы на автор-
ство Бояна в поэме и в других памятниках... С особым интересом
рассматривал макет "Шерешир".
- Как Вам это удалось? - Уже во времена Татищева,
слово это умерло, исчезло...
- У него, у этого слова, остались, и живут в наши
дни, слова - родственники:"шерошириться", " шеробориться",
"расшарашиться", - далекие, грубоватые, но - родственники".
Они мне и подсказали, как выглядели шереширы, как на них пла-
вали, и как на них же- "посуху", воины-русичи " стреляли" степ-
няков-недругов... А вот как выглядели "стрикусы"... А Всеслав
- князь, который у Бояна "хытр" и двоедушен - не русич,- он,
по матери, потомок хазарских евреев, потому и не посчитался
с неприкосновенностью Ярославля - и пожег его без нужды, и нагло пограбил храмы. А Кощей - лицо конкретное, и лишь
значительно позже его имя стало именем "сказочным", именем
презренным, за предательство и бесчестность... И беседа за-
тянулась. Похоже, было, что у академика Д.С.Лихачева возникло
искреннее желание встретиться со мною вновь, через год, если
неизбежное вмешательство хирургов в мои "внутренности" не
обернется летальным исходом... /Четко просматривалась такая перспектива/ Но - обошлось. И через год красноярский поезд прикатил меня в Москву, а финский - в Ленинград. К моему немалому удивлению Л.С.Лихачев сразу же узнал мой, даже "телефонный" голос...
Но... мне памятен - до подробностей - наш телефонный диалог:
Это вы?!., живы - здоровы?!.. Сегодня я очень занят.
У меня встреча со школьниками, а на днях уеду в Москву, по неот-
ложным делам... И вдруг: Я не дам санкции на публикацию Вашей
работы... Вы столько времени пренебрегали контактами с официаль-
ной наукой...
- Не пренебрегал, а не хотел вносить "лепту" в мелкую
суету вокруг великого имени .И без меня, вокруг него, - сотворен
почти бездонный чернильный омут... И хотелось вычерпать его,
вычерпать до дна, чтобы все увидели,- вот она истина, сто
восемьдесят лет лежит на дне этого омута...
- Какой, извините, омут, какое дно?
-Повторяю: омут чернильный, а дно... как во всяком
омуте - вязкое, тинистое, затхлое...
- Я с Вами разговариваю серьезно...
-Я - тоже, только у меня хорошее настроение: через
правильное прочтение "Заточника" судьба Бояна прояснилась до
бесспорности... С этим и приехал к Вам, в Пушкинский дом, в
сектор древнерусской литературы...
- И напрасно приехали. Санкции на публикацию не будет,
-Чем объяснить такую разительную перемену, Дмитрий
Сергеевич, в отношении к моей работе? – Догадываюсь, Вас волнует
судьба тысяч работ о "Слове о полку Игореве", - накопившихся за
полтора столетия? - Но истина о Бояне - одна, и стоит всех этих
работ - и вкупе взятых, и поштучно... И, потом, не ждет все эти
работы бесследная гибель: весомое зерно отсеется, пустая мякина
отвеется... Но все будет храниться, только все - по своим сусекам...
по достоинству, по научной ценности...
...Ответа не последовало. Последовало лишь нудное
гудение в телефонной трубке...
Набрался мужества улыбнуться соседу по гостиничной койке:
Положили трубку на рычаг, а рычаг -не в мою пользу...
- Пишите - пропало, посочувствовал яснолицый, мудрый
и седой, как лунь, сосед. - Без санкции, в наш дни, ничего не пробьешь, как без тарана...
А, впрочем, есть такой таран,- открытое письмо,
оно в санкциях не нуждается… Но – с детства - аллергия к эпистолярным жанрам...
» - Аллергия - аллергией, а дело - делом...
- Уговорили, постараюсь втиснуть основы работы в
"Прокрустово ложе" открытого письма...
Так появилось / в мае 1982 года/ открытое письмо
академику Г.С.Лихачеву. Но публиковать его, каюсь, не спешил,-
самоуверено, как теперь понимаю, надеялся: найдет - таки Дмитрий
Сергеевич время и способ встретиться со мною, перешагнув через
порожек амбиции,- ради научной истины...
Прошло три года... И вот ваш коллега А. Никитин, секретарь комис-
сии по проблемам " Слова о полку Игореве" самым безответственным
образом, публикует несусветную нелепость о Бояне и, оказывается,
над этой беспардонностью не довлеет санкция академика Д.С. Лихачева.
Всему бывает предел... Иссякла и моя настроенность
на терпеливое долго ожидание... Решил: пора публиковать открытое
письмо Д.С. Лихачеву и присовокупить к нему открытое письмо и к
вам, членам комиссии по проблемам "Слова о полку Игореве".
Ибо на торжествах, по случаю знаменательного юбилея -800 - летия
гениальной поэмы, неотделимо от нее должно звучать и имя автора
-имя Бояна!
Обоснование тому - истина, архи кратко изложенная
в открытом письме академику Д.С. Лихачеву. Кое и прилагаю.
С уважением ко воем членам комиссии, за исключением -увы,-
Андрея Никитина, "деяния" которого, на мой взгляд, уважения
не заслуживают.
Красноярск, 16.09.85г.
Jarslav
Логограф
Логограф
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 28 мар 2012, 18:46

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Евгений Беляков » 16 янв 2013, 21:40

Куски Вашего "перевода" на 2/3 (или больше) состоят из слов, не имеющихся в СПИ.
Я бы отнес Ваше творчество к жанру самостоятельных произведений по мотиву СПИ.
В моей коллекции есть несколько таких произведений. И Ваше не из худших, как говорится).

Это вступление, разумеется, Дмитрий Сергеевич, не из научного
трактата. Это всего-навсего зарисовка из сценария для фильма о
БОЯНЕ.


Ну и как? Удалось продвинуть сценарий?

Я не думаю, что такие художественные реконструкции нужно подвергать научной критике.
Они живут сами по себе, и слава Богу.

Спасибо, Jarslav!
Я мыслю, я практически не существую...
Аватара пользователя
Евгений Беляков
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2928
Зарегистрирован: 27 авг 2006, 11:45
Откуда: Москва, Крым

Сведения о биографии Бояна

Сообщение Jarslav » 16 янв 2013, 21:43

С В Е Д Е Н И Я О Б И О Г Р А Ф И И Б О Я Н А
/Обусловленные анализом произведений БОЯНА общеизвестными хронологическими данными/.

Творческим гением БОЯНА отражена целая эпоха в истории Древней
Руси. Могучему, - всеобъемлющему таланту словутного песнетворца вы-
пало на долю поведать потомкам о судьбе Земли Русской в тяжкое для
нее время.
Но как истинного поэта и истинного сына своего народа - БОЯНА
невозможно представить сторонним наблюдателем событий, решавших
судьбу Руси и русичей. И слово, и дело, и вся жизнь БОЯНА монолитны - неразделимы с
современной ему жизнью Руси. Биография БОЯНА -нераздельно слита о его временем, с
его творениями. В произведениях БОЯНА с удивительной ясностью просматриваются вехи
биографии самого поэта, хотя он явно избегал говорить от первого лица. Биография
БОЯНА раскрывается через чувства, через отношения к тем конкретным
историческим личностям и тем событиям, которые он избирал темой повествования.
При внимательном прочтении одного лишь "Слова о полку Игореве“,
можно с полной уверенностью утверждать, что местом рождения БОЯНА является город Ярославль.
Город был заложен в 1010г. на берегу Волги, в честь великого князя Ярослава Мудрого. По
преданию, недалеко от места заложения города, у князя Ярослава, во время охоты,
матерый медведь вышиб рогатину, подмял князя и крепко "подрал”. От неминуемой
гибели князя спасли подоспевшие стремянной и егерь. На месте события, вокруг све-
телки, рубленной и князем собственноручно, - постепенно разрослось поселение ДРАНЕЦ,
а на высоком и красном берегу Волги вырос город ЯРОСЛАВЛЬ; в честь того, что великий
князь остался жив, - был избавлен волей небес от нелепой гибели. Город Ярославль
приобрел особую славу. При жизни Ярослава Мудрого, и, после смерти князя, Ярославль
был на особом положении. Управляли городом владыки, имевшие воинство и воевод.
Ярославль не подчинялся ни великим князьям, ни удельным.
Преклоняясь перед освященной церковью памятью Ярослава Мудрого, -
князья Русские не решались покушаться на земли Ярославля и его независимость. Первым
князем, который пренебрег неписанным законом, был Всеслав. БОЯН, с пренебрежением
относящийся к этому князю вообще, с особой неприязнью упрекает его за то, что он, -
лукавый Всеслав -"расшиб хитростью славу Ярославля". Не князя Ярослава славу, как ду-
мают некоторые исследователи "Слова о полку Игореве», - Ярослав Мудрый умер в 1054
году, а Всеслав осадил город Ярославль - в 1066 году .
Фрагмент перевода:

- Всеслав же
- в новой вере
укрепляясь,
- Крестясь усердно, -
- Деве пресвятой -
- молился пред иконой …
- И – лукавый! -
- Как бес на синем облаке -
- носился -
Из края в край Руси,
за веру будто,
- казнил, нещадно, -
- Русичей упорных, -
На клюки неуклюжие не падких...
- И в Киеве -
заветного престола, -
- Легко достиг он -
- ЛОВКИЙ -
- и оттуда -
- он ринулся -
- сквозь полночь -
- лютым зверем, -
- На Новгород, -
- И там, перед рассветом,
- как тать, -
Забросил стрикусы на стены, -
- Открыл ворота.-
- Так же, -
- Ярославлем -
- он овладел…
- И Немигой с Дутоком...
- Расшиб их славу честную, -
лукавством...


Кстати, загадочные «стрикулы», до сих пор считающиеся неизвестным разрушительным
древним орудием, - это веревочные лестницы.
Раскрыть этимологию, семантику этого слова не так уж сложно: слово
"стрикус" /а/ однокоренное со словами "стремя”, "стрибунок", "стре-
жень" и т.д. Рассмотрим его по аналогии со словом "стремя: «стре -
вверх”; «мя - меня”, - ”стри – вверх», «кус - зажав зубами, удерживаясь зубами».
Воин, по веревочной лестнице, забираясь на стену, опирался ногами на частые
поперечные перевязи, и придерживался за перевязи руками. А в случае необходимости
освободить руки /для отражения удара сверху, - со стены/ воин удерживался на лестнице,
опираясь на поперечные перевязи ногами и, закусив одну из перевязей /на уровне лица,
- зубами. Отсюда - "стрикус” /а/.
При помощи стрикусов» воины Всеслава перебрались через стены города, отворили
ворота, и, застали спящих горожан врасплох. Так вероломный и лукавый Всеслав овладел
Ярославлем. Об этой вероломности Всеслава БОЯН с гневом и говорит в поэме. Ярославль
поэту - близок. БОЯН дорожит именем этого города и его благополучием.
И еще раньше /по тексту поэмы/ говоря о крамолах Олега Гориславича, БОЯН проявляет
особую заботу о судьбе родного города: "Олег стрелы по земле сеяще, ступает в злат
стремень в граде Тьмуторокане,
- тоже звон слыша ДАВНИЙ, ВЕЛИКИЙ ЯРОСЛАВЛЬ”. Да, и здесь БОЯН говорит о Ярославле,
а не о князе Ярославе, сыне Всеволода. Причем тут Ярослав Всеволодович, княживший в
Чернигове с 1174 года, по 1200? Князь этот даже из другого века! Всеволодович – это
Владимир Мономах, современник Олега Гориславича Тьмутороканского, тогда - князя.
Прочитывается текст совершенно иначе по смыслу и хронологическим фактам: "Тоже звон
слыша давний, великий Ярославль”. Сын Всеволажа,Владимир по вся утро уши закладаши
в Чернигове". Звон стремян крамольного князя Олега, говорит БОЯН, - слышали и
Ярославль и Чернигов. Олег - крамольник, даже престола лишил князя черниговского
Владимира Всеволодовича /Мономаха/ в 1094 году.
А в Ярославле некого было лишать княжеского престола – Олег лишь пограбил город,
управляемый владыкой. Город не был велик веществом, и не был велик числом жителей.
И это смущало и смущает переводчиков. Посему под слово "великий” был подтасован
великий князь Ярослав Всеволодович. Но для БОЯНА Ярославль - велик. Велик - и как
город памяти, действительно великого князя Ярослава Мудрого, и, как его родной город.
Вот почему БОЯН дважды упоминает о судьбе Ярославля в самые лихие его годины. Кроме
того, БОЯН не скрывает своего неравнодушия даже к названию города, и звучному имени Ярослава Мудрого: супругу Игоря он называет не Ефросиньей, а Ярославной, отца
же её -который не вызывает у БОЯНА уважения за "восьмимыслие" -
не поймёшь, какая из восьми мыслей князя - истинная, честная, -лукав князь! - поэт явно
брезгует называть дорогим ему именем -Ярослав - и, неспроста, наделяет галицкого князя
Ярослава кличкой -Осмомысл!
Неспроста, - ибо есть основания подозревать галицкого князя -Осмомысла, - в
отвратительном, - мерзком поступке: во главе галицких воинов /приданных Игорю за
дочерью/ случайно ли оказался воевода - Кощей?
Тот самый Кощей, что в 1168 году» изменив князю Мстиславу, перебежал на сторону
половцев, предупредив их о "ходе Мстислава».
Случайно ли Кощей вскоре находит приют у галицкого князя Осмомысла,
55555 и обласканный Осмомыслом, через 17 лет после измены Мстиславу, ока-
зывается во главе галичан, бегущих с поля брани перед решающей бит-
вой ИГОРЯ С Кончаком.
И случайно ли, Осмомысл, то /якобы/ помогал, то /явно/ вредил
Киеву. А галицкое княжество не подвергалось, при Осмомысле, набегам
половцев. И породнившись с Игорем, Осмомысл, - случайно ли, подстре-
кал князя Игоря, своего зятя, "потрепать Кончака” независимо от ки-
евского князя, пусть престарелого, - Святослава? Думается, не слу-
чайно. Подрывая скользкой политикой, - силы Киева и северных рус-
ских княжеств, - Осмомысл надеялся, таким образом, укрепить свою
собственную власть и значение галицкого княжества. Вполне возможно,
что поражение князя Игоря в битве о Кончаком, было не просто резуль-
татом позорного бегства галичан о поля битвы, а это "бегство” было
предрешено политикой Осмомысла. В поэме прямо об этой роли Осмомысла не сказано, но никому из князей поэт не адресует такого недвусмысленного
обвинительного упреках :»Стреляй, господине, Кончака;
Поганого Кощея за землю русскую, за раны Игоревы буего Святослав-
лича… »/грозы твоя по землям /и русским?/ текут”/… Нет, - ни
единой строкой поэмы "Слово о полку Игореве", БОЯН не проявил ува-
жения к Осмомыслу, - всё наоборот, Дмитрий Сергеевич! И отыскивать
место рождения БОЯНА, на юге Руси - в Карпатах, - было нелепым за-
нятием. Тем более это абсурдно теперь, когда нам стало известно,
что БОЯН сам - собственноручно! - указал место своей "постоянной
прописки» на Руси: ЯРОСЛАВЛЬ. В Киеве, в Софийском соборе, на од-
ной из колонн, как Вам известно, обнаружена надпись. Счастливый
наш с Вами современник С.А.Высоцкий /открыватель надписи/ профес-
сионально определил, что надпись сделана в конце двенадцатого века,
Правильно определил. Но Вы, Дмитрий Сергеевич, давлея на него сво-
им авторитетом, переубедили С. А. Высоцкого, и переубедили Вы его
доводом не продуманным, вернее, - недодуманным: Вы считаете, как
специалист-текстолог, что надпись сделана шрифтом, употребляемым
в более ранее время, чем в конце века двенадцатого. Совершенно
верно, Дмитрии Сергеевич, - шрифт более ранний, Но из этого со-
вершенно не следует, что надпиоь сделана не в 1185 году. БОЯН не
без умысла прибег к более древнему шрифту. И в этом опять-таки
гений интеллекта БОЯНА. Сравните его надпись о другими надпися-
ми, - она даже внешне выглядит более благородной и величествен-
ной. Ибо надпись была позволена БОЯНУ ради святого дела: выкупа
князя Буй Тур Всеволода, страдавшего от тяжких ран в стане Кон-
чака.
И напрасно академик Б.А.Рыбаков позволил себе смелость со-
общить зрителям и слушателям телепередачи, что в Софийском собо-
ре мог чуть ли не всяк хотящий оставлять автограф, поскольку, дес-
кать, в древней Руси отношение к святости храма было не ахти стро-
гим. Неужели не понятно; во время бунтов и смут в городе - да,
оставлялись к срамные и пакостные записи, но, к счастью, такие
пакостники писаки отыскивались крайне редко, - иначе - за столько
веков! - стены и колонны Софийского собора были бы испещрены вся-
кой всячиной…
А теперь кратко и, к сожалению, нелицеприятно - о существен-
ных ошибках Бориса Александровича Рыбакова, и Ваших, Дмитрий Сер-
геевич, но поводу интерпретации смыслового содержания надписи на
колонне Софийского собора. Вами, Дмитрий Сергеевич и Борисом Алек-
сандровичем Рыбаковым утверждается, будто надпись гласит о том,
что при свидетельстве двенадцати "простолюдинов», имена которых
перечислены в надписи, - БОЯНОВА земля была продана княгине - же-
не Всеволода, и что за эту землю, общей стоимостью в 700 /семьсот/
гривен, получен /кем-то/ аванс, поскольку уплачено за “всю землю” -
70 /семьдесят/ гривен.
Простолюдинов-послухов /двенадцать человек/ Б.А.Рыбаков называет
"свидетелями”, и считает их современниками Владимира Мономаха.
Сам ли БОЯН продал свою землю княгине, или это сделано кем-то дру-
гим - интерпретацией и Вашей и Б.А.Рыбакова - не объясняется. Не
объясняется "географическое” местонахождение БОЯНОВОЙ земли, хотя
в надписи указано конкретно: в Дранцах,
Извините, Дмитрий Сергеевич за не академическую прямолинейность;
вышеупомянутая интерпретация надписи на колонне Софийского собо-
ра - абсурдна,
Надпись гласит о том, что 30 января /на день святого Ипполи-
та БОЯН отдал за 70 /семьдесят/ гривен всю свою землю в Дранцах
/под Ярославлем/ княгине - жене Буй Тур Всеволода, при свидетель-
стве попов /при попах/ - а княгиня тут же - в соборе, при тех же
свидетелях /коими являлись попы!/ перепродала землю – БОЯНОВЫМ послухам /так БОЯН называл своих слуг/. Перепродала за 700 /семьсот/ гривен. Таким образом,БОЯН помог княгине, нуждавшейся в гривнах, для выкупа князя Буй Тур Всеволода и наделил своих послухов
собственной землей, купленной послухами уже у княгини, а не у
БОЯНА /сам БОЯН, по законам "Русской Правды", таким правом на про-
дажу земли не обладал - земля передавалась по наследству/.
В результате этой торговой "сделки” БОЯН подарил княгине на святое
дело 630 гривен и законно наделил своих слуг землёй, что и удосто-
верено двумя подписями. Одну подпись БОЯН сделал за отца, от кото-
рого унаследовал землю: Къснятин; а другую подпись поставил от сво-
его имени: Къснятин отрок. Кстати, о подписях...
В одной из своих работ Б.А.Рыбаков пишет: "не тот ли это Коснячко,
который ратифицировал ”Русскую Правду”?”… Не тот, конечно. Но
Борис Александрович Рыбаков интуитивно, почти вплотную, приблизил-
ся этим вопросом к родословной БОЯНА, БОЯН - правнук боярина Кос-
нячки, сыгравшего инициативную роль в отмене -на Руси кровной мес-
ти. Сын Коснячки - прозывался по отцу, - Коснятин /Коснячин - не
по-русски!/ а уже от деда БОЯНА - Коснятина пошел - неизменно -
род Коснятиных, БОЯН – самый младший - отрок - в роду Коснятиных,
Сына-наследника у БОЯНА не было. Это можно предполагать, основы-
ваясь на Факте продажи. БОЯНОМ всей своей земли.
Надпись на колонне Софийского собора, Дмитрий Сергеевич, -
автограф великого БОЯНА, чудом сохраненный историей, для нас - его
далеких потомков! Таков истинный смысл надписи, открытый группой
С.А.Высоцкого, и таково, Дмитрий Сергеевич, - истинное её значение.
Истина требует внести поправку и, в менее важное, но тоже ошибоч-
ное высказывание Бориса Александровича Рыбакова.
Говоря о стоимости земли БОЯНА, Борис Александрович сообщил теле-
зрителям о том, что за эту сумму - за 700 гривен - можно было ку-
пить в то время 7/семь/ городов!,, - Эта информация вводит в за-
блуждение неискушенных. Достаточно раскрыть "Русскую Правду” на
той странице, где явствуют статьи об уплате ВИР общиной или отдель-
ным лицом, за случайное или преднамеренное убийство "княжого чело-
века” или "простолюдина’. За "княжего человека" взималась ВИРА -
80 гривен, а за "простолюдина " - 40 гривен. За женщин - взималось
пол-ВИРЫ, т.е, - соответственно - 40 и 20 гривен. Простои арифме-
тический подсчет подсказывает: не состоится покупка семи городов,
можно купить один город - с населением - максимально - в 2-3 де-
сятка жителей. Но, как известно, таких микро-городов на Руси не
существовало..»
Борис Александрович упомянул о семи городах вскользь, мимоходом,
не придав, вероятно, этому сообщению никакого значения. Но такое
небрежное обращение с историческими факторами - недопустимо и не-
позволительно. Тем более - академику брать "грех" на душу, мимохо-
дом искажая историческую действительность.. Велик и Ваш "грех”,
Дмитрий Сергоевич, по части интерпретации надписи на колонне Софий-
ского собора. Пока не поздно, следовало бы попросить "физиков" помочь
"лирикам" установить точную дату появления надписи /1185год/. У «фи-
зиков” сегодня куда больше возможности, чем у "лириков". Ради истины -
поклонитесь, Дмитрий Сергеевич криминалистике, спецэкспертизе, сло-
вом, современным достижениям науки в этом направлении. Уверен - Ваш
шрифтовый довод - будет признан ошибочным. Вы сами убедитесь в этом
без моего вмешательства. Мне же теперь представляется необходимее
сообщить Вам даты жизни БОЯНА:
- 6666г. – 6774г. - /по старому стилю/
- 1158г. - 1266г. - /по новому стилю/
Логически даты жизни и творчества БОЯНА обосновываются тщатель-
ным анализом его произведений.
Вещим - БОЯНА нарекли со дня рождения. Он родился ясным солнеч-
ным утром, что настало после небывалой ночной грозы и ливня, разра-
зившихся над Ярославлем накануне рождения первенца именитого боярина
Коснятина и внука владыки города. Сияние солнца и чистого высокого
неба носле черной ночной тьмы, разрываемой бликами молний и грохотом
грома - явление в природе не частое, и, поэтому, бабки-повитухи, при-
няв младенца, усердно крестились, и, веря в "знамение", шепотом опо-
вещали встречных о рождений младенца судьбы вещей, сиятельной...
Вскоре об этом знал весь город. А в день крещения младенца к первому
"знамению" присовокупилось второе: и год его рождения знаменателен, -
все цифры года одинаковы! 6666!..
И посему, сам владыка города дал младенцу вещее имя - Б О Я Н, -
кое означает способность видеть все по "ту* /темную/ и но "эту» /свет-
лую/ сторону жизни - подобно двуликому богу Яну /Янусу/. И БОЯН с
детства, под влиянием внушения, верил в вещесть своей судьбы - учил-
ся усердней и выглядел взрослее своих сверстников. Уверовав в неза-
урядные способности БОЯНА к учению, владыка настоял, чтобы боярин
Коснятин отправил своего отрока сына в Византию, постигать науки у
заморских философов. В сопровождении верных послухов БОЯН прибыл в
Константинополь, и после нескольких лет пребывания в нем, побывал в
Индии, в Ливии и других "заморских” странах. Обучившись ораторскому
искусству, постигнув учение древнегреческих и древнеиндийских Фило-
софов, истории народов, географию стран, каноны религий, и, овладев
несколькими языками, БОЯН вернулся на родину уже сложившимся в твор-
ческую личность, глубоко образованным, полным энергии и высоких за-
мыслов просвещенным русичем, ясно понимавшим, что его призвание и на-
назначение озарять духовное величие своего народа не через церковь и
богослужение, а через СЛОВО песнетворца, - коим он будет служить на
благо, и во славу Руси.
И сегодня, говоря о великих именах творцов русской литературы, -
говоря о Ломоносове и Державине;
о Пушкине и Лермонтове;
о Тургеневе и Льве Толстом;
сегодня, оценивая величие творческих имен:
Максима Горького и Леонида Андреева;
Есенина и Маяковокого;
Алексея Толстого и Михаила Шолохова;
Александра Твардовского и Александра Яшина;
Василия Шукшина и Леонида Леонова...
сегодня, называя имена творцов русской литература известных, и
ожидая имена грядущие, - мы должны ясно понимать и свято помнить:
перед всеми именами творцов истинно русской литературы - должно
стоять имя бессмертного и неповторимого гения, - имя Великого
Сына Древней Руси, - ИМЯ БОЯНА!..
Позвольте на этом, Дмитрий Сергеевич, закончить это мое открытое
письмо, которое я намеренно адресовал Вам, при свидетельстве миллионов
читателей, не сугубо научного журнала. Моей целью было ОТКРЫТЬ этим
ОТКРЫТЫМ письмом - первые страницы БОЯНОВЕДЕНИЯ, чтобы будущие бояно-
веды продолжили эту огромную по значимости и объему работу.
Полагаю, Дмитрий Сергеевич: в этой работе и Вы не только приложите
свои усилия и знания специалиста-текстолога, но и возглавите группу
первых Бояноведов, которая должна быть создана безотлагательно.
Созданию группы, на мой взгляд, должна предшествовать Всесоюзная
конференция, посвященная научному анализу концепции, архи кратко, и
потому, извините, сумбурновато изложенной мною в этом открытом письме
о которым я обращаюсь к Вам, -
первому моему научному оппоненту.
С уважением - Ярослав Славянов.
Jarslav
Логограф
Логограф
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 28 мар 2012, 18:46

Re: Сведения о биографии Бояна

Сообщение Лемурий » 16 янв 2013, 21:57

Подозреваю, что на сие послание академик НЕ ответил.
Модератор форума "Слово о полку Игореве"
Sermo datur cunctis, animi sapientia paucis
Аватара пользователя
Лемурий
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 19102
Зарегистрирован: 18 авг 2006, 18:54
Откуда: Mосква

Re: Сведения о биографии Бояна

Сообщение Евгений Беляков » 16 янв 2013, 22:02

Мне кажется,это надо в одну тему перенести, а то читателю будет трудно находить: это ведь продолжение всё того же письма,как я понимаю?
Я мыслю, я практически не существую...
Аватара пользователя
Евгений Беляков
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2928
Зарегистрирован: 27 авг 2006, 11:45
Откуда: Москва, Крым

ФРАГМЕНТЫ ТЕКСТА ПОЭМЫ БОЯНА "СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ"

Сообщение Jarslav » 16 янв 2013, 22:24

Ярослав Славянов
ФРАГМЕНТЫ ТЕКСТА ПОЭМЫ БОЯНА "СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ, ИГОРЕ СВЯТОСЛАВИЧЕ,
ВНУКЕ ОЛЕГОВОМ".
в переводе с древнерусского на современный русский язык.

1
- Чуть -
-над степью -
- в то утро, -
заря занялась, -
-Как настиг
- по пятам- Игорь - князь -
-нечестивых !-
- Потоптали полки половецкие!..
-Потоптали, по травам развеяли!..
-Только сами -
-коварно рассеяны.
Рати русские -
- малыми силами...
Убаюканы легкой победою,-
- половецкими девами красными увлекаются
-в шалости -
воины:
- Одаряют .лукавых
подарками,
и места грязевые, болотные умощают
парчею да бархатом,-
-Под телеги -
-шутя -
- в утешение,-
-Подстилают -
портки половецкие
И наряды их -
золотом шитые!..



-Боян, Боян,-
-0, Соловей былого!-
-Тебе бы пыл похода -
- урезонить,-
-Высоким словом, песенным,-
-познаньем
Времен былых и нынешних -
-свивая
Хвалу неспешной храбрости -
-Но мог ли,-
-Ты в день тот черный,-
-Спешному походу
Tропой Трояна,-
мог ли ты перечить!?-
Перечить,-
Мщенью мужеством!..
-Достойно
Воздай отныне Игорю -
-Олега
Тому ли внуку гордомy...
-И пой же!
Теперь о ТOM и праведно и -
- скорбно:
- Не буря соколов несет над ширью поля,-
То -
-Галицкие воины,-
-отступно-
- Теснятся к Дону -
в гаме и смятеньи!..
-Победу вражьим стягам -
-предрекая,-
-Ущербностью,-
в единой русской силе!..

..Но пой, Боян!-
- Пой, - внук Велеса:
- Кони
Ржут за Сулою!-
-В звоне ратном Киев!-
-И Новгород трубит!
-И над Путивлем -
- знамена реют!-
-И в доспехах Игорь,-
ждет слова брата
-Всеволода...
-знай же!-
- -Ответил Буй Тур Всеволод,-
-Единый-

-Ты свет мой светлый,-
Брат мой -
Святославич!-
Седлай коней ретивых,
А мои уж -
- куряне-
- в седлах !-
Клича ждут, Князь Игорь!-
На рубеже -
-ждут сбора воедино...
Тебе они, брат, ведомы:
- под шлемом
У всякого чело отвагой светит!
Все - с копий вскормлены,-
-Пути на поле брани,-
Им ведомы!-
- Мечи - не притуплены!
И скачет в поле всяк -
-резвее волка
И жаждут - чести - все!-
-А князю-
-славы!..

- Открылась мне -
Троянова Земля...
- Был долог путь наш,
- с девой-полонянкой,-
-Что в отчий край,
-стремясь неудержимо,-
И рык зверья по дебрям,-
- и невзгоды -
Снесла со мной-
- в пути...
... по струям Дона,
И по лесам, и травам, и трясинам...
—На брег Синь - моря -
- вышли мы!..
- И дева,-
- Как лебедь, - плещет белыми крылами,
- Купаясь в водах Родины...
- А мне же,-
Тоска терзает грудь...
-Ее весельем,-
Я утешался с болью:
- ей понять ли
-счастливой было:-
-Что-
-Певцу - Бояну,-
- не слаще плена,-
-вольная чужбина...
О, братья ! Русичи!-
-Горька пора прощанья...
- Поклон вам мой земной,-
- Даждь - бога внуки...
-Обидою горит душа Бояна:
Прикрыла вашу силушку
- пустыня...
- Лежать вам -
не в родной земле!..
- вовеки...
- Лежать вам здесь
- вовеки,
- -но - бессмертно!
- За Родину сраженным,-
- нет забвенья!..
Прощайте, братья Русичи!
-Прощайте!-
-Пора мне… в путь
земной мой...
И пора мне,-
- живую!-
Петь вам славу -
- на свободе!
-Гзак сказал Кончаку:
- Сокол вольный в гнезде...
- Сокольца хоть-
злачеными стрелами-
- расстрелять бы, Кончак?!
- А Кончак:
-Думай, Гзак,-
-о своей!-
-Не о кнчяжьей кончине!..
- Дочь взлелеял Кричак...
- Поступлюсь - не спроста:
- Сокольца мы не злобой
опутаем...
- Породним его,-
...с красной девицею...
-Гзак сказал Кончаку:
-Это мудро, Кончак:
- Поиссякли полки половецкие,-
-Русь нам не одолеть-
и отныне - во век...
... - Угодим ли – красою девицею,-
- Сокольцу?-
-Обретем ли прощение?-
-За обиды былые,-
у Русичей?...
- И не ляжем ли -
-битыми птицами -
- Обагряя поля половецкие,-
-Силой нашей,-
-под силой-
-под русскою?..
-Рано...
-Ясной зарей -
-Над Путивлем,-
-к солнцу! -
-высится плачь Ярославны:
-Солнце Красное!-
Светом пресветлым,
и теплом
Заливаешь ты Землю...
- Радо все на Земле,-
-все живое!-
Твоим добрым лучам!..
-Почему же,-
Омертвило ты, солнышко,-
-луки-
Обессилило зноем,-
-колчаны,-
Иссушило им жаждою
-души,-
-Храбрым Русичам?-
-воинам лады?-
-Нет мне , солнышко,-
-Нет мне ответа,-
-От тебя...
и от милого лады.
А Боян же сказал:
-Разум- мира венец!..
-Поделом вам -
за все!-
нечестивым...
-Гнал вас Князь Ярослав,
-У крощал Святослав,-
-Внук Олега -
к смиренью продвинул!..
-Если вас тяготит голова на плечах,-
- Поразмыслите: легче ль без оной?!-
- Русь,-
мила вам-
без князя,
-А князь,-
без Руси?!-
-Убирайтесь добром -
- во свояси!-
- Князь – то, Игорь, на русской Земле! -
...Солнце -
-в небе,-
- горит неугасно!-
... Песни звонкие девичьи -
- льются,-
По Дунаю,-
-от моря до Киева!-
-Игорь едет,-
- к святой Пирогощей -
- По Боричеву,-
- в красных доспехах.
-Города, торжествуя, -
- ликуют!-
-Рады миру -
и страны,-
и земли!..
Подлинная рукопись, по своему почерку весьма древняя,
принадлежить Издателю сего / /, которым чрезъ старания своих
и прозьбы къ знающимъ достаточно Российской язык доводилъ
чрезъ несколько летъ приложенный переводъ до желанной ясности.

/ /г. Дейcтвительномy Тайному Советнику и Кавалеру Графу
Алексею Ивановичу Мусину - Пушкину. Вь его Библиотеке хранится
рукопись оная въ книге, писанной въ листъ, подъ № 323. Книга
же сия содержитъ следущия, по ихъ оглавлениямъ, материи.


1/
2/
3/
4/
5/
е/
7/
8/
"Книга глаголемая Гранаграфъ/Хронографъ/, рекше начало
писменомъ царскихъ родовъ отъ многихъ летописецъ;
прежде о бытии, о сотворении мира, отъ книг Моиссовыхъ
и отъ Иисуса Новина, и отъ Судей Иудейскихъ, и отъ четырехъ
Царств, такъ же и о Ассирийскихъ Царехъ, и отъ Александрии,
и отъ Римскихъ Царей, Еллинъ же благочестивыхъ, и отъ
Русскихъ летописецъ и Болгарскихъ.
Временник, еже нарицается летописание Русскихъ Князей
и земля Рускыя.
Сказание о Индии богатой.
Синагрипъ Царь Адоровъ, Иналивския страны.
Слово о пльку Игореве, Игоря Святьславля, внука Ольгова.
Деяние прежнихъ временъ храбрыхъ человекъ о бръзости,
и о силе, и о храбрости.
Сказание о Филиате, и о Максиме и о храбрости ихъ.
Аще думно есь сльгпати о свадебе Девгееве, о всъхыщении
Стратиговны.
Jarslav
Логограф
Логограф
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 28 мар 2012, 18:46

Re: ФРАГМЕНТЫ ТЕКСТА ПОЭМЫ БОЯНА "СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ"

Сообщение Евгений Беляков » 16 янв 2013, 22:41

Вы читали книгу Вашего единомышленника В.П.Тимофеева, "Другое СПИ"?
=======
Чтобы помещать сообщения, не нужно каждый раз открывать новую тему! Внизу под сообщениями есть кнопка "Ответить!"
Все Ваши сообщения - из одной темы "Боян - автор СПИ". На первый раз Вам, наверно, поправят, но в будущем - имейте это в виду, иначе это будет восприниматься как спам.
Я мыслю, я практически не существую...
Аватара пользователя
Евгений Беляков
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2928
Зарегистрирован: 27 авг 2006, 11:45
Откуда: Москва, Крым

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Лемурий » 16 янв 2013, 23:11

Ярослав, новые темы на один и тот же вопрос плодить не надо. Если же хотите начать новую тему (не про Бояна) - пишите заглавие маленькими буквами.
Модератор форума "Слово о полку Игореве"
Sermo datur cunctis, animi sapientia paucis
Аватара пользователя
Лемурий
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 19102
Зарегистрирован: 18 авг 2006, 18:54
Откуда: Mосква

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Konrad » 28 янв 2013, 19:51

Уважаемый Ярослав, мне было бы чрезвычайно интересно узнать Вашу версию в отношении шереширов
Konrad
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 1662
Зарегистрирован: 17 май 2011, 10:05
Откуда: Полтава, Украина

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Mitus » 25 фев 2017, 21:22

Konrad писал(а):мне было бы чрезвычайно интересно узнать Вашу версию в отношении шереширов
- а я так и не смог в этом море нелепостей слово "шереширы" отыскать :oops:
Аватара пользователя
Mitus
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2206
Зарегистрирован: 03 янв 2015, 20:56
Откуда: город Шуя

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Mitus » 05 май 2017, 11:35

Так получилось, что во всех переводах мы видим голословное утверждение Автора СПИ о том, что если бы Боян воспел, то петь было бы вот именно так. Откуда такая самоуверенность? Я к тому, что встряхнуть бы Вас товарищи немного надо, а то заснули все перед парадом Победы. :D
Аватара пользователя
Mitus
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2206
Зарегистрирован: 03 янв 2015, 20:56
Откуда: город Шуя

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Лемурий » 05 май 2017, 13:35

Иногда, Mitus, полезно помолчать после многословия.
А Ваш ответ в самом контексте: АБЫ = если бы. Автор делает припевки гипотетическими сознательно, обращаясь к тому, чей он "последователь", ведь кому поёт Боян эти припевки? ВНУКУ, самому Автору СПИ.

Того внуку. После слова того в Ар. и П. поставлено в скобках Олга. Это "Олга" Мусин-Пушкин вставил "для большей ясности речи" (по его собственному выражению). "Того внуку" мы понимаем как "потомку Бояна", т.е. позднейшему поэту...
---------
Орлов А.С. "Слово о полку Игореве", АН СССР, М-Л, 1938, С.94

Кто предшественник второго митрополита из русичей ? Подсказка пошла: первый.
Модератор форума "Слово о полку Игореве"
Sermo datur cunctis, animi sapientia paucis
Аватара пользователя
Лемурий
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 19102
Зарегистрирован: 18 авг 2006, 18:54
Откуда: Mосква

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Mitus » 05 май 2017, 14:21

вопрос мой не был понят.
Лемурий писал(а):А Ваш ответ в самом контексте: АБЫ = если бы. Автор делает припевки гипотетическими сознательно, обращаясь к тому, чей он "последователь"
- гипотетически сознательно Смолятич утверждает что Иларион Русин пел бы так: не буря соколов занесла" ? С чего такая уверенность? - я вот об этом....
Лемурий писал(а):ведь кому поёт Боян эти припевки? ВНУКУ, самому Автору СПИ.
- час от часу не легче: Иларион поёт припевки Смолятичу - а я-то думал что Всеславу Полоцкому ... а у Илариона есть такое поучение что ни хытру ни горазду суда не избыть ?
Аватара пользователя
Mitus
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2206
Зарегистрирован: 03 янв 2015, 20:56
Откуда: город Шуя

Re: Слово о великом сыне Руси - Бояне

Сообщение Лемурий » 05 май 2017, 23:54

Смотрим подсказку в п.1 АБЫ если бы редактор 1073 ДКС (чьим замышлением трудные повести речью участников первых усобиц украсились) пел БЫ о походе Игоря, то спел БЫ так.
Модератор форума "Слово о полку Игореве"
Sermo datur cunctis, animi sapientia paucis
Аватара пользователя
Лемурий
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 19102
Зарегистрирован: 18 авг 2006, 18:54
Откуда: Mосква

След.

Вернуться в "Слово о полку Игореве"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1