Димитрий и Владимир - кто победитель на Куликовском поле?

Полководцы, тактика, стратегия. Победы и поражения. История войн и военного искусства...

Модератор: Atkins

Димитрий и Владимир - кто победитель на Куликовском поле?

Сообщение thor » 27 июл 2006, 09:44

Итак, о том, кто же победил в Куликовской битве? Подчеркну, во избежание кривотолков – я говорю не о том, что и как делал Дмитрий и какой была его реальная роль в сражении, а о том, какой она предстает из «Сказания о Мамаевом побоище» на основе анализа текста.
Я отнюдь не случайно высказался именно таким образом и высказал сомнение относительно березы – первоисточники великое дело, особенно древнерусские. Я уже как-то высказывался относительно того, как писались древнерусские летописи и повести и в особенности те произведения, что касались Куликовского цикла, поэтому не буду еще раз возвращаться к этой проблеме. Опять же не случайно я высказался по поводу разночтений в источниках о роли Димитрия и Владимира Андреевича Серпуховского в сражении. Еще раз напомню, что собственно летописные повести о Куликовской битве очень кратки и туманны в тех местах, которые касаются непосредственно самой битвы, Звадонщина» же – поэтическое произведение, созданное явно с оглядкой на «Слово о полку Игореве», и поэтому стало старой, доброй традицией в реконструкции хода самой битвы и пр. опираться на «Сказание о Мамаевом побоище». Однако последнее также является не историческим документом, а ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОВЕСТЬЮ, ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ПРОИЗВЕДЕНИЕМ, СОЗДАННЫМ С ОПРЕДЕЛЕННОЙ ЦЕЛЬЮ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ПРОБЛЕМА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ЕЕ ПРАВИЛЬНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ – КТО, КОГДА И С КАКОЙ ЦЕЛЬЮ ЕЕ НАПИСАЛ И ПОЧЕМУ ИМЕННО ТАК НАПИСАЛ? Кроме того, необходимо учитывать, что автор произведения писал в определенное время, книги были очень дороги – потому графоманства тогда не существовало, «списатель» работал, что называется, «под заказ» и обращался к вполне конкретной аудитории, причем очень узкой, и уж эта аудитория была в целом осведомлена, и неплохо, в хитросплетениях тогдашних событий (не в пример нам, грешным) и автор мог ограничиваться лишь намеками и туманными оговорками – исходя из принципа Sapienti sat!
Отсюда и вывод – если внимательно прочесть содержание «Сказания», особенно в той его части, в которой повествуется о самой битве, то кто же главные герои битвы. Это, естественно, сам Господь. Об этом автор «Сказания» недвусмысленно говорит в само начале повести – «Подобаетъ намъ поведати величество и милость Божию, како сътвори Господь волю боящихся его, како пособьствова Господь великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его Владимеру Андреевичю над безбожными половци и агаряны…» (Сказание о мамаевом побоище // Воинские повести Древней Руси. Л., 1985. С. 203). И сразу же на первых страницах произведения возникает фигура Владимира Андреевича Храброго, двоюродного брата Димитрия, удельного князя Серпуховского. Вопрос – а почему автор выдвинул этого князя в один ряд с великим Московским князем? Только потому, что он был его двоюродным братом? Или же потому, что хотел тем самым подчеркнуть его особую роль в сражении? А вот к месту и выдержка из популярного справочника по этому поводу, автор которого следует вслед за «списателем» «Сказания»: «Огромна роль князя Владимира в Куликовской битве… 8 сентября, когда началась великая битва, САМ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ УЧАСТВОВАЛ В НЕЙ КАК ПРОСТОЙ РАТНИК, а своему двоюродному брату Владимиру поручил командовать засадным полком…» (Рыжов К. Все монархи мира. Россия. М., 1998. С. 160). Кстати говоря, если уж на то дело пошло, то вообще главный победитель в сражении, «отец», так сказать победы, это не Дмитрий и даже не Владимир, а воевода Боброк – именно он, согласно «Сказанию», сдержал пылкого князя Владимира и не позволил ему преждевременно выступить из засады, а затем, когда «приспе же осмый час дню, духу южну потянувшу съзади нам, възопи же Волынец гласом великым: «Княже Владимеръ, наше время приспе, и час подобный прииде! И рече: «Братья моа, друзи, дръзайте: сила бо Святого Духа помогаетъ нам!» (Сказание… С. 230).
Последний раз редактировалось thor 27 июл 2006, 09:46, всего редактировалось 1 раз.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 27 июл 2006, 09:44

Ладно, вернемся от Боброка к Владимиру и к «Сказанию…». Внимательно просматривая текст произведения, мы видим, что серпуховской князь появляется практически на каждой странице. Всего он упоминается более 30 раз – из русских участников сражения чаще его упоминается только сам Дмитрий (около 60 раз). Идем дальше. Из текста «Сказания» следует, что сам Дмитрий, урядив полки, опять же вместе с Владимиром и с 2-мя братьями Ольгердовичами (автор «Сказания» дальше еще особо выдели роль в уряжении полков – «И видети ДОБРЕ УРЯДНО ПЛЪКЫ УСТАНОВЛЕНЫ ПОУЧЕНИЕМЪ КРЕПКАГО ВЪЕВОДЫ ДМИТРЕА БОБРОКОВА ВОЛЫНЦА…» - «Сказание…». С. 225), дальше ограничивается ролью полкового попа, воодушевив перед битвой ратников, объехав войско, а потом и вовсе снял с себя функции главнокомандующего, устранившись от управления войсками – «Утвръдивъ же плъкы, и пакы прииде под свое знамя черное и сседе с коня и на инъ конь всяде и съвлече с себя приволоку царьскую и въ ину облечеся…» и далее отправился на свое место в первые ряды войска биться с татарами «…от великиа горести душа своеа, за свою великую обиду и за святыа церкви и веру христианьскую…» (Сказание… С. 226).
С этого момента мы не видим князя в роли генерала. Как Конев в июле 1941 г., он рубится в первых рядах войска (сиречь стреляет из пушки по немецким танкам вместо рядовых артиллеристов), но ходом сражения он никак не управляет. Сражение развивается само по себе, совершенно без его участия. Руку на пульсе битвы он не держит, этим занимаются другие – князья Дмитрий Всеволодич и Владимир Всеволодич вели передовой полк, а полком правой руки управляет воевода Микула Васильевич, и левой руки – Тимофей Волуевич, а в большом полку стоит Бренк, а в засадном Владиимр Храбрый и Боброк, а князя мы нигде не видим. Кто угодно управляет сражением с русской стороны – даже сам Господь, но никак не князь Дмитрий. Вопрос к СергАни – в этом заключается роль полководца? Или же рубясь с татарами в первых рядах, князь тем самым предопределил исход сражения, которое длилось более «восьми часов» по счету автора «Сказания…»).
Исход битвы решил удар засадного полка, которым командовали Владимир Андревич и Боброк, причем, подчеркну это еще раз, Боброк сдерживал пыл двоюродного брата Дмитрия и затем, ПРАВИЛЬНО ОПРЕДЕЛИВ МОМЕНТ ДЛЯ НАНЕСЕНИЯ УДАРА – подал сигнал к атаке. И где же тут роль Дмитрия? Его здесь нет, он в это время давно уже «бита и язвена вельми и труда, ОТДЫХАЮЩИ ЕМУ ПОД СЕНИЮ ССЕЧЕНА ДРЕВА БЕРЕЗОВА…» (Сказание… С. 232). Кстати говоря, вот Вам и пресловутая береза – я же говорил, что поле было укатано, и береза в том числе – она была ссечена.
Возвращаясь к Дмитрию. Я не случайно выделил слово «отдахающи». Образ Дмитрия в изложении средневекового русского книжника, по словам И.Н. Данилевского, приобретает едва ли не сатирические черты – пока другие сражаются, князь «отдыхает» под сенью ссеченой березы в стороне от сражения (Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII – XIV вв.). М., 2001. С. 304). Кстати говоря, тот еще вопрос – если он дрался в передовых рядах, скорее всего в передовом полку, то почему же татары, за которыми оставалось это место битвы после первых схваток, не «ободрали» князя? Ладно, к вопросу о ранах князя и о сатирическом образе – стоит обратить внимание на поведение князя – когда его нашли и пали ему в ноги, князь «едва рече», спрашивает о том, как закончилась битва, а узнав, что победой, «…слышавъ то и въставъ, рече: «Сий день сътвори Господь, възрадуемся и възвеселимся, людие!». И пакы рече: «Сий день Господень веселитеся, людие! Велийц еси, Господи, и чюдна дела твоа суть: вечеръ въдворится плач, а азутра – радость!». И Пакы рече: «Хвалю тя, Господи Боже мой, и почитаю имя твое святое, яко не предалъ еси нас врагом нашим, и не далъ еси им похвалитися, иже сии на мя умыслиша злаа: нъ суди им, Господи, по правде их, азъ же Господи, уповаю на тя!» (Сказание… С. 232). И после этого князь, битый и уязвленный, только что едва говоривший с обступившими его князьями и воеводами, садится на коня и бодренько едет поглядеть на побоище! Воистину, вот что делает Крест Животворящий – и мертвого на коня сажает, возвращает ему силы! Сам же Дмитрий возвращается в этом эпизоде к привычной ему, если верить книжнику, роли бродячего проповедника-монаха, плачущего и глаголающего над убиенными на рати сподвижниками (Сказание… С. 232-233). И это великий князь Московский? Как сказал бы Станиславский, не верю! Книжник или явно что-то напутал (во что я не верю), либо преднамеренно «третировал» Дмитрия, превратив его в своего рода «блаженненького», юродивого в княжеском корзне и шапке, но не в полководца и политического деятеля.
Кстати говоря, в «Задонщине» (напомню, более раннем произведении, созданном по горячим следам сражения, возможно, его участником) о ранах князя говорится следующее: «Самому же князю великому беаше видети ВСЬ ДОСПЕХЪ ЕГО БИТЪ И ЯЗВЕН, НО НА ТЕЛЕСИ ЕГО НЕ БЕША ЯЗВЫ НИ КОЕЯ ЖЕ, А БИЛСЯ С ТОТАРЫ В ЛИЦЕ, СТАВЪ НАПРЕДИ, НА ПЕРВОМ СУИМЕ...» Почему это стало возможным – потому, что хотя «…многа ударениа ударишася по главе его и по плещема его и по утробе его, но от всех сих Богъ заступил его в день брани щитом истинным и оружеем благоволениа осенил есть над главою его: десницею своею защитил его, и рукою крепкою и мышцею высокою Богъ избавилъ есть, укрепивый его, и тако промежи ратными многыми цел сохраненъ бысть..» (Задонщина // Воинское повести Древней Руси. Л., 1985. С. 187). Так что здесь князь не отдыхал под березою, пока другие сражались с татарами, а бился с ними до конца рядом со своею дружиною в первых рядах. Вот и вопрос – что хотел тем самым подчеркнуть автор «Сказания…», представив нам Дмитрия именно в таком образе и почему образ Дмитрия в битве в «Задонщине» столь сильно отличается от аналогичного образа князя в «Сказании…»?
Последний раз редактировалось thor 27 июл 2006, 09:45, всего редактировалось 1 раз.
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 27 июл 2006, 09:45

Итак, подводя итог всему вышесказанному, по мнению автора «Сказания…», главный автор победы на Куликовом поле – Господь, Пресвятая Богородица, св. Борис и Глеб, далее Сергий Радонежский и митрополит Киприан, затем Владимир Андреевич и воевода Боброк. Дмитрий же, урядив совместно с Владимиром, Ольгердовичами и Боброком полки, далее в ход битвы не вмешивался, недолгое время сражался как простой ратник, а потом, будучи посечен безбожными агарянами и половцами, прилег отдохнуть (еще раз выделю этот момент) под посеченную березку. И где же тут значение Дмитрия как автора победы? На страницах «Сказания…» он вообще больше предстает перед нами как слезливый богомолец, который и шагу не может ступить без того, чтобы не обратиться за помощью, советом и пр. к Богу или к тем, кто его представляет на этой грешной земле. Именно так – не полководец, не политик, не администратор, а богомолец, монах, проповедник, комиссар, так сказать. А воин – вот он, Владимир Андреевич и мудрый и опытный Боброк-Волынец. Одним словом, как писал Р.Г. Скрынников, «авторы «Сказания о Мамаевом побоище» - книжники Троицкого монастыря – старались прославить как своего патрона, удельного князя Владимира Андреевича, так и основателя своей обители Сергия Радонежского, который решительно поддержал общее дело, когда весь народ поднялся на борьбу с иноземными поработителями…» и потому «фигура удельного князя все больше заслоняла собой фигуру Дмитрия Донского, и подле двух героев битвы возник третий – Сергий Радонежский…» (Скрынников Р.Г. На страже московских рубежей. М., 1986. С. 21, 23).
А теперь вопрос к уважаемому СергАни – где в моей интерпретации текста «Сказания…» допущена ошибка? Еще раз напомню – это интерпретация текста, попытка понять, что хотел рассказать не нам, а своим современникам автор «Сказания…». И опять же, кстати говоря, Донским первым стали называть не Дмитрия Ивановича, а Владимира Андреевича, и даже Иван Грозный в своей духовной именовал его именно так, а не иначе (См: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV – XVI вв. М.-Л., 1950. С. 434).
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение СергАни » 27 июл 2006, 10:06

Сказание в основной своей части - марш к полю и собственно сражение - точно, безупречно и непротиворечиво. Есть все основания считать, что у автора имелись сведениями от участника(ов) события.
Волынец и Владимир Андреевич на самом деле обладали несравненно большим ратным опытом, чем Дмитрий.
СергАни
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2227
Зарегистрирован: 07 сен 2004, 16:30
Откуда: Рязань

Сообщение thor » 27 июл 2006, 10:08

Так в той части, в которой речь идет о подготовке операции , в принципе расхождений среди источников Куликовского цикла нет. А вот когда дело доходит до самой битвы - вот тут то и начинается самое интересное!
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение СергАни » 27 июл 2006, 10:11

Дело не в расхождениях - автор Сказания описывает марш московского войска так, как это делает штабная крыса - сухо, точно, буквально. И не ошибается в мелочах - что свойственно политикам и лирикам.
СергАни
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2227
Зарегистрирован: 07 сен 2004, 16:30
Откуда: Рязань

Сообщение Князь » 27 июл 2006, 10:12

Дмитрий это Сталин... Знамя и организатор...
Серпуховский - Жуков, горячий и в бой рвётся... Победить любым путём..
Волынский - мудруй Рокоссовский... Мозг армии.. Взвешен, рассудителен и нетороплив.. :)
Но в наших венах кипит небо славян! (с)
Аватара пользователя
Князь
Прокопий Кесарийский
Прокопий Кесарийский
 
Сообщения: 5398
Зарегистрирован: 21 окт 2004, 00:08
Откуда: Voronovo City

Сообщение thor » 27 июл 2006, 10:13

Но потом, когда дело доходит до диспозиции и самого сражения - тут у него фантазия разыгралась ого-го! :D Прямо Толкиен какой-то, битва под стенами Минас-Тирита. А Вы штабная крыса, штабная крыса! :D
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение СергАни » 27 июл 2006, 10:14

И в описании самого сражения автор сух. И опять же точен в деталях.
СергАни
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2227
Зарегистрирован: 07 сен 2004, 16:30
Откуда: Рязань

Сообщение thor » 27 июл 2006, 10:15

Князь писал(а):Дмитрий это Сталин... Знамя и организатор...
Серпуховский - Жуков, горячий и в бой рвётся... Победить любым путём..
Волынский - мудруй Рокоссовский... Мозг армии.. Взвешен, рассудителен и нетороплив.. :)

Тогда уж Боброк - маршал Шапошников. Он точно был мудрый, рассудительный, "взвешенный" и его роль в войне мало кому известна - одним словом, тайный советник вождя! :D
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение thor » 27 июл 2006, 10:17

СергАни писал(а):И в описании самого сражения автор сух. И опять же точен в деталях.

Сух? Точен в деталях? Я бы не сказал? Фантазии ему не занимать. если уж на то дело пошло, то при всех художественных достоинствах более точен в деталях автор "Задонщины". А наш книжник - именно писатель, Пикуль XVI века! :D
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение СергАни » 27 июл 2006, 10:22

Сейчас под рукой нет текста. Так что буду ковырятца в памяти. Самый важный момент - атака засадного полка. Так вот, автор пишет: Боброк шумнул пора, когда ветер южный потянул из-за спины нам... Так мог сказать только участник события. Ибо изначально ветер южный дул в морду лица русским. И только когда эти морды лица повернулись вслед пробившимся через русский строй татарам - ветер южный стал дуть в спины нам... Такое придумать нельзя...
СергАни
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2227
Зарегистрирован: 07 сен 2004, 16:30
Откуда: Рязань

Сообщение thor » 27 июл 2006, 10:24

И.Н. Данилевский толкует данное место иначе - с точки зрения христианской эсхатологии! :D Жаль, но надо завершать беседу - пора. ДО скорой встречи в августе! :D
cogito, ergo sum
Аватара пользователя
thor
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 7726
Зарегистрирован: 18 апр 2006, 11:14
Откуда: Белгород

Сообщение Analogopotom » 29 авг 2006, 22:13

В журнале "Вокруг света" № 9 2006г. (то есть на следующий месяц) опубликована статья А. Петрова "Туман над полем Куликовым".
Выкладываю из два фрагмента статьи (думаю, это самые интересные).

БИТВА:
ВЕРСИЯ ЛЕТОПИСЕЙ
БЕЗ ПРИКРАС
О ходе и исходе Куликовской «кампании» столько сказано в учебниках, панегириках, поэмах, диссертациях, с трибун и на собраниях, что, с одной стороны, нечего добавить, а с другой — трудно отделить фантазии разных эпох от того, что на самом деле содержится в источниках. Впрочем, достоверных сведений оттуда не хватило бы и на брошюру.
Можно лишь констатировать, что Мамай двигался к месту боя неспешно, рассчитывая, что туда поспеет его союзник, Ягайло I Литовский (будущий король польский Владислав II). Тот, однако, предпочел — по ряду соображений — остановиться на расстоянии примерно одного дневного перехода от Куликова поля. Тем временем русские достигли Дона. Переправились возле впадающей в него Непрядвы и 8 сентября выстроились на Куликовом поле.
Место, очевидно, выбирали не случайно. Прилегающее к нему в слиянии двух рек открытое пространство было зажато в тиски оврагами, лесами и перелесками, а значит, противник, знаменитый своими конными атаками, лишался возможности обходного маневра. Русские выстроились традиционным порядком, то есть просто перегородили поле. Фланги упирались в густые боры и овраги.
Да и татары не мудрили поутру. Не сумев обойти русских с флангов, начали сражение обычным кавалерийским натиском. За неимением другого выхода — в лоб. Завязался линейный рукопашный бой, в котором сильнее оказались русские. Видимо, уже к полудик все было решено: ордынцы бежали, а русская конница преследовала их еще тридцать километров, до реки Мечи (ныне — Красивая Меча).
Вот, собственно, и все. С известной достоверностью — на основании косвенных данных (размеры поля и ориентировочные оценки населенное русских земель) — можно предполагать, что летописи сильно завысили данные о численности войск. Гипотетические тогдашние размеры поля, конечно, не вместили бы ни 400, ни 150, ни 100 тысяч человек с каждой стороны. Там сражались максимум тысяч по 30, а скорее, и того меньше (впрочем, в Западной Европе тех лет битва и 10 000 человек между собой считалась великой). Неясно также — в прямом смысле слова — место легендарного Засадного полка. Похоже, дружине Владимира Серпуховского в Куликовском деле просто незачем было прятаться. Скорее всего, она одолела противника на своем участке битвы, чем и прославилась...
Безусловно, всех этих сведений достаточно, чтобы утверждать: Куликовский триумф стал на то время крупнейшим во всей истории войн с татарами. Важно и то, что он впервые был достигнут совместными усилиями многих княжеств, и то, что Москва окончательно утвердилась в роли собирательницы русских земель. Наконец, слух о победе на Дону прошел в самых дальних землях и странах. Но все же...

КУДА ИСЧЕЗЛО ОРУЖИЕ?
Увлекательных вопросов, связанных со сражением 1380 года, множество. Не вполне ясно даже происхождение названия «Куликово поле». Традиционная историческая беллетристика связывает его со степными куликами — кроншнепами. Якобы эти птицы в изобилии водились в округе. Однако топонимика непрядвинских и верхнедонских областей не согласна с таким толкованием: едва ли возможно, чтобы эпитет был применен единожды — для обозначения места боя, а после сразу забыт, как не существовал. Другую распространенную версию предложил Дмитрий Сергеевич Лихачев, вспомнивший о фольклорных «кулижках» — некоем весьма удаленном месте («у черта на куличках»).
Большинство современных ученых сходятся на том, что речь идет просто о «кулиге». По Далю — это «ровное место, чистое и безлесое», а по «Словарю русского языка XI—XVII веков» — «участок земли на берегу реки (в излучине, по плесу), используемый как сенокосное угодье». Причем надо заметить: в самых ранних летописных рассказах ни о каких «куликах» или «кулигах» вовсе нет ни слова, сеча просто «локализуется» у точки впадения Непрядвы в Дон. Только в «Задонщине» впервые читаем: «...сужено место межь Доном и Непра, на поле Куликове»... Так где же это, где именно?
Казалось бы, указание дано довольно точное, но ведь сколько воды утекло в обеих реках... Вроде бы само заглавие первой
поэмы о битве свидетельствует: искать надо за Доном, то есть на его правобережье. А вот по какую сторону узкой Непрядвы — неясно. Из некоторых летописей вроде бы выводятся косвенные свидетельства: тоже, мол, на правом.
Руководствуясь этими данными, стали копать и уже в XIX столетии на волне патриотического интереса к отечественным победам кое-что нашли. Основной вклад в успех изысканий внес помещик С.Д. Нечаев, чья усадьба оказалась как раз на территории вновь обретенного Куликова поля. Основываясь на сопоставлении топонимов, местных легенд и на картах находок древнего оружия, он пришел к выводу, что сражение произошло «на небольшом пространстве, начиная от берегов Непрядвы и впадающей в нее речки Ситки, до истока вливающихся в Дон рек Смолки и Курцы». Впрочем, вопреки утверждению Нечаева, обозначенное им пространство вряд ли можно назвать «небольшим»...
Основной контраргумент противников этой, канонической на сегодняшний день, версии — малочисленность предметов, оставшихся от жестокой сечи в указанном квадрате. Это недоумение легко объясняется: в Средние века победители обязательно собирали все оставшееся на поле брани вооружение! Мечи, копья, щиты и доспехи представляли большую ценность. Более того, сам факт, что какое-то количество вещей XIV века все же обнаружено, скорее всего, означает: нашли их не на I месте основного столкновения войск, а там, где преследовали бегущих. Тогда понятно: по всему пространству, где отступали татары, невозможно было найти оружие.
Последний раз редактировалось Analogopotom 29 авг 2006, 22:18, всего редактировалось 1 раз.
Изображение
Аватара пользователя
Analogopotom
Администратор
Администратор
 
Сообщения: 4599
Зарегистрирован: 25 мар 2006, 00:21
Откуда: РСФСР

Сообщение Analogopotom » 29 авг 2006, 22:16

ИСТОРИЯ И ЛИТЕРАТУРА
Ряд «загадочных» эпизодов Куликовской битвы становится более понятным, если обратиться к их литературным, а не историческим источникам. Так, в тексте «Сказания о Мамаевом побоище» находим влияние не только популярных священных текстов, «Жития Александра Невского», русской «Повести» о походе Ивана III на Новгород в 1671 году, но и — особенно — отечественной редакции «Сербской Александрии», средневекового романа о подвигах Александра Македонского. Любопытно, что две популярнейшие воинские повести — «Сказание» и «Александрия», нередко встречаются вместе в одних сборниках. Например, до сих пор существует убеждение: исход Мамаева побоища предрешила вылазка Засадного полка во главе с Владимиром Андреевичем, князем Серпуховским. Авторам ранних источников ничего не известно об этом эпизоде. А вот «Александрии» — известно: «Александр же, сие слышав, Селевка воеводу с тысящью тысящ воинства посла в некое место съкрытися повеле»...
А вот еще одно «разоблачение». Сравните эпизод перевоплощения-переодевания Александра и одного из его ближайших «воевод» Антиоха: «...а Антиоха мниха воеводой вместо себя поставил, на царьском престоле посадил, а сам [Александр] как один из подчиненных Антиоху предстоял» — и фрагмент из «Сказания». В последнем идет речь об обмене доспехами перед Куликовской битвой между Дмитрием и неким Михаилом Бренком, который в княжеских одеждах и «царской приволоке» остался под великокняжеским стягом, где и обрел смерть. В данном случае говорить о большой текстуальной близости «Александрии» и «Сказания» не приходится, но сюжетное влияние — налицо. И для самых недоверчивых — последнее доказательство. Если вы читали «Сказание о Мамаевом побоище», то, вероятно, заметили, каких странных богов призывает темник на помощь во время бегства. «Безбожный же царь Мамай, видев свою погыбель, нача призывати богы своа Перуна и Раклиа и Гурса и великого своего пособника Махмета». Перун и Гурс (Хоре) — славянские языческие божества. Махмет, естественно, соотносится с мусульманским пророком Мухаммедом. С исламом соотносится и Салават — распространенное среди мусульман имя (помните Салавата Юлаева?), означающее в переводе с арабского благодарственную молитву пророку. А вот кто такой Раклий? Перечисление столь разнородных богов — очень редкое явление в русской литературе и находит аналогию опять-таки только в тексте «Александрии» — в рассказе о посещении Александром Македонским царства мертвых с перечислением представителей греческого языческого пантеона — Геракла, Аполлона, Гермеса... Геракл в русской версии именуется Раклием. Смысл перечисления этого разношерстного пантеона в указании на «идолопоклонство» и «басурманство» врага, о котором говорится, что он «эллин, идолопоклонник и иконоборецъ, злой христьанскый укоритель». Способ же воплощения этой идеи автор «Сказания» подглядел в любимой им «Александрии».

СОКРОВЕННОЕ СКАЗАНИЕ РУССКИХ
Первые сообщения о битве ничем не выделялись в ряду обычных средневековых повествований. Равноценность для современников разных военных столкновений эпохи Дмитрия Донского иллюстрируется даже заголовками: «О первой Литовыцине», «О взятии града Торжьку», «О тферской воине», «О костромском взятии», «О побоищи иже на Пиане»... Невероятно, но переписчик Рогожского летописца допустил ошибку именно в заголовке к рассказу о Куликовской битве, перепутав его с... «побоищем иже на Воже».
Но прошло всего полвека после бурного княжения Дмитрия Ивановича, и оценка донских событий стала меняться. Была написана «Задонщина», возникла развернутая и эмоциональная «Повесть о Куликовской битве», появились упоминания о победе в «Слове и житии о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского» и в «Житии Сергия Радонежского». Причина очевидна: московские правители обретали все больший политический вес и нуждались в героической фигуре великого предка-победителя ненавистных татар. Первому в истории Государю Всея Руси Ивану III особенно потребовался непререкаемый духовный авторитет - и таковой нашелся. В судьбоносном 1480 году, при стоянии на Угре, когда великий князь готовился окончательно покончить с игом, ростовский архиепископ Вассиан описывал ему в послании, как «достойный хваламъ князь Дмитреи, прадедъ Твои...» «в лице ставъ» против окаянного и неразумного «волку Мамаю». И вот примерно в ту же пору в фундамент Куликовской мифологии закладывается основной камень — «Сказание о Мамаевом побоище».
В «Сказание» влились и ранние источники (летописные повести и та же «Задонщина»), и более поздние литературные произведения. Естественно, полное доверие историков вызывают лишь первые. Но не они стали основой для содержания нового «героического памфлета». Идейный и фактологический блок памятника (в том числе большинство подготовительных, походных и боевых эпизодов] — современная наука относит к концу XV века. Верное по сути описание маршрута движения русского войска к Дону, основывается также не на летописных данных, а на житейской смекалке автора — ведь основные пути в Орду действовали и спустя 100 лет после Куликовской битвы.
Повторимся: речь уже идет о мифе — возвышенном, ярком и образном. Рассказ о Донской победе звучит как призыв автора к новым победам над татарами, и, как известно, призыв этот был вскоре услышан: им вдохновлялся Иван Грозный под Казанью и Астраханью! Тем более что в соответствии с «социальным заказом» новой эпохи Дмитрий Иванович на страницах «Сказания» предстает уже «полноценным» самодержцем, князья же — его верными соратниками (а этого в XIV столетии никак не могло быть).
В результате получилось, с одной стороны, весьма подробное, обстоятельное и баснословное сочинение о сече Куликовской, с другой же — одно из популярнейших сочинений русского Средневековья. Поэтому «Сказание» и смогло выполнить свою задачу: опоэтизировать нужную эпоху, найти в ней героев и оставить о тех событиях неизгладимое впечатление в коллективной народной памяти. Хоть и запомнил народ в результате то, что, скорее всего, происходило совсем иначе...
Изображение
Аватара пользователя
Analogopotom
Администратор
Администратор
 
Сообщения: 4599
Зарегистрирован: 25 мар 2006, 00:21
Откуда: РСФСР

След.

Вернуться в Человек войны

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 0